Бесплатно создать живой форум для общения, сайта, игр!
Ведущий российский сервис бесплатных форумов ЖивыеФорумы.ру
Удобные, многофункциональные и надёжные форумы бесплатно.

Фавикон: ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление

«ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление»

ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление
ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление

Активные темы на форуме «ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление»:

Вечер памяти Ю. Кириченко в Петербурге 17 марта
Последнее сообщение от Admin в :

Вечер памяти Ю. Кириченко в Петербурге 17 марта

В Санкт-Петербургском Доме писателя выступают биограф Поэта Галина Шевченко (Украина), Андрей Родосский (переводчик), Ольга Соколова (издатель книги Ю. Кириченко "нектар в серебре", СПб., 2016), Алексей Филимонов (литературовед) и другие гости вечера.

"Я чувствую, что я не здесь, а вне..." Поэзия Алексей Филимонов
Последнее сообщение от Admin в :

КАТОК У ЗАЛИВА

Метель утихла
Над Петродворцом,
Чуть золотится снег
От куполов.
Христос шагает
На каток с Отцом,
Палатки огибая
Продавцов.

Товары в розницу
И оптом тут,
Вот есть иконки,
Вместе три - дешевле,
Но их коньки
Прокатные зовут,
А за плечами -
Крылья, как издревле.

Мать напечёт блинов
К приходу их,
Огонь в печи
Бормочет укоризну,
Мол, занесут в молву,
И будет стих
Евангельский,
В отместку большевизму.

Каток души,
Благая полынья!
Здесь чёрен лёд,
И пары идеальны,
Когда скользят
Совсем наоборот,
В бессмертье отражаясь,
Ирреальны.

Христос плывёт,
Отец его парит,
Узоры оставляя
На распятье,
Проглянувшем,
Когда метеорит
О своды чиркнул
На скупом закате,

Неся спасенья весть
Из пустоты,
От врат не приступаемых
Эдемских.
Отец над бездной
Разглядел мосты
За синевою,
Плач провидя детский.

Ребёнок вдруг
Запутался в силках
Невидимых узоров
Многоструйных, -
Отец распутал нити
В облаках,
На льду катка 
Темнеющих пурпурно. 

И на снегу они прочли 
"Ничто",
На языке, возможно,
Арамейском,
А рядом с ними
Кутался в пальто,
Пророча языком
Конногвардейским,

Почти Иуда -
Некто семьянин,
Пётр надевал коньки,
А Савл был болен.
Но Крест на всех
Немотствовал один,
Пока не выструган
Из старых брёвен.

Сараи разбирали
За катком,
Ещё хранивших
Трупный дух блокады.
И смерть скреблась
О щёки коготком,
Царапаясь морозцем
От досады.

Отец заметил
Побледневших губ
Отчаянье и муку
Дня иного.
Дымки вились
Из просторечных труб,
Сжигающих
Во времени любого.

Шершавой варежкой
Потёр Христу
И щёки, и упрямый
Подбородок,
Почти не замечая
Высоту,
Домой манившую
Над тленом лодок.

9 февраля 2017 г.

Опубликована книга Юрия Кириченко "Нектар в сентябре".
Последнее сообщение от Admin в :

В Санкт-Петербургском издательстве "Гамма" вышла в свет новая книга классика современной укринcкой поэзии Юрия Кириченко (1954-2015) "Нектар в серебре", 2016 г. В 52-ю книгу поэта вошли избранные произведения интимной лирики, переведённые на русский язык. Редактор-составитель Г.Н. Шевченко, перевод Г. Ставарского и Е. Приговой, проект О.Н. Соколовой, предисловие А. Филимонова, художник Л. Бесчастная.

Опубликова книга Брия Кириченко "Нектар в сентябре".

В ЧАС ПАДУЧЕЙ ЗВЕЗДЫ...                                                                     

Новая книга Юрия Кириченко „Нектар в серебре“ вышла в Санкт-Петербурге в издательстве „Гамма“. Это четвёртое русскоязычное издание и одновременно пятьдесят вторая книга в творческой судьбе классика современной украинской поэзии.
В аннотации сказано: „Книга интимной лирики украинского поэта Юрия Кириченко (1954-2015) составлена из стихов,  написанных в разные годы. Она тематически полно представляет его творчество, от жанра  любовных произведений до исторических баллад. Поэзия Юрия Кириченко удивительно  целостна и музыкальна, с помощью метафоры и других ярких изобразительных средств поэт рисует нам портрет лирического героя на фоне драматической эпохи, обращаясь к памяти прошлых поколений, и призывает творить добро и совершенствовать свою душу. Переводы произведений Ю. Кириченко выполнены ведущими переводчиками Украины и России. Книга адресована широкому кругу читателей и подрастающему поколению.“
Это успешный  проект Ольги Соколовой, где авторизованный перевод с украинского сделали Георгий Ставарский и Евгения Пригова, редактор-составитель – биограф поэта Галина Шевченко, художественное оформление – Ларисы Бесчастной, – подарок Юрию Кириченко ко Дню рождения. Предисловие к книге –  „Бессмертная муза поэта“, написал известный поэт и литературный критик Алексей Филимонов.
В марте 2017г. в городе на Неве пройдёт ряд презентаций новой книги украинского поэта Юрия Кириченко.

Анна Степняк-Лозинская, Киев
Январь, 2017 г.
   
БЕССМЕРТНАЯ МУЗА ПОЭТА
(Предисловие к сборнику "Нектар в сентябре")

    Каждая стихотворная публикация или книга лирики Юрия Кириченко раскрывала его поэзию с иной стороны. Этот новый сборник, посмертный, наполнен особым светом и пронзительным лиризмом. Мы ещё не в силах осознать, что с жизнью, насыщенной творчеством, и трагическим уходом из жизни Поэта связана эпоха культурного диалога, живая пульсация между русской и украинской поэзией, которая будет продолжаться, но увы, потеряет столь яркие, уникальные тона поэзии Ю. Кириченко, талантливо переданные его переводчиками.
Помню, каким событием стали для читающей публики Петербурга публикации и переводов стихов Юрия Кириченко в журнале «Аврора», и альманахе «Синь апельсина» с биографической справкой и комментариями его биографа Галины Шевченко. Вся судьба Поэта в его стихах, он смело писал о своих преследователях, и самое страшное все-таки произошло. Помню наши разговоры с Юрием Ивановичем по скайпу, он очень хотел приехать снова в Северную столицу, с новыми стихами и замыслами. Поэтому столь неправдоподобно, как выстрел из-за угла, прозвучала весть о его гибели в начале декабря прошлого года. На Санкт-Петербургском книжном салоне в мае 2016 года был представлен допечатанный тираж его русской книги «В час огня», а также выпуск газеты «Вне стаи», посвящённой памяти Поэта. И те, кто хорошо знал поэзию Юрия Кириченко, и впервые услышавшие его стихи, были потрясены их силой, целостностью, единством формальной пластики и духа содержания.
Книга «Нектар в серебре» исповедальна, сам поэт дал подзаголовок рукописи – «интимная лирика» – душа в душу, без малейшей неискренности и манерности. Поэтому мы воспринимаем его стихи как нечто нам особенно близкое. Один из любимых приёмов поэта – диалог, он очень органичен в его творчестве, его лирический герой всегда обращается к другому человеку, к любимой, к народу, сверяя с собеседником, реальным или вымышленным, заветные образы и песни сердца. Беседа ведётся «на расстоянии зари», как названо его стихотворение:

                           Ты помнишь, я сказал, когда с тобой
                                                    мы у Днепра сидели до зари:
                            „Любовь – она не только белый хлеб,               
                                                    она ещё – ржаные сухари…“
                           С тех пор и хмурость туч, и солнца луч
                                                    под сень небес просились на постой.
                           И только скрипка осени в душе
                                                    осталась неизменно золотой.
                           И только белый лебедь бьёт крылом
                                                    и вырваться из сердца норовит.
                           А слово, что обронено давно,
                                                    ещё саднит, хоть зажило на вид.

Слова поэта куда больше, чем обычная речь, хотя и с ней надо быть осторожнее, не нарушая зыбкую гармонию мира гневом или кощунством. Юрий Кириченко обладал даром увещевания, он умел успокаивать боль, заживлять раны сердца, только вот себе не смог помочь в трудную минуту. Жертвенность в его строках не риторическая, она составляющая часть дара, крупица бессмертия. «Дом Чести» – так он называл пространство, куда каждый должен отправиться, спасая душу от Боли и Беспамятства. Пилигрим, пророк, вестник – таковы ипостаси духовного персонажа Юрия Кириченко, пример подвига для которого он черпал в мировой культуре, опираясь на свой собственный зрячий посох, продолжающий цвести и благоухать вопреки смерти. Живёт его поэзия, чаруя и зовя становиться лучше, помогает всем обрести в душе сложную гармонию, соединяющую сердце поэта с читательским. Таково завещание его Музы всем нам, присутствующим сегодня при её воскрешении.

Алексей Филимонов, Санкт-Петербург
                                   

                                                ЮРИЙ КИРИЧЕНКО

                                      Из книги „НЕКТАР В СЕРЕБРЕ“

               КЛЕВЕР И ЗВЁЗДЫ

…Наше прибежище – клевер, любимая,
Наше пристанище – нежность, родная…
Живёт в нём вольница неистребимая,
Живёт в нём тайна любви шальная…
Наше сокровище – клевер, хорошая,
Наше отечество – небо и звёзды…
Вьётся сквозь память стёжка заросшая,
Сердце по ней убегало не трижды…
В ночь – уходило, в рань – возвращалося,
Лисьи повадки и прыти изведало…
Что ему только не завещалося,
Прежде, чем то нам все сказки поведало…
Наше прибежище – росные клеверы,
Наше урочище – за буераками…
Счастье жило там, нам ведомо, исстари,
Увещевалось – драконьими драками…
Ныне – не те времена, моя славная,
Клеверы – вспаханы, нивы – заброшены…
Но нам завещана истина главная:
Нею мы избраны и – огорошены…

15.11.2014 г.

                    НЕКТАР В СЕРЕБРЕ

               Баллада древнего востока

…Ты – нектар в неземном серебре,
Ты – сотовый мёд на ладонях…
Раскошуя в несметном добре
И катаясь на пурпурных конях,
Я тебя возвышал – от качелей до неба,
Я молился тебе, как распятой заре в синеве…
Я делился с тобою последней краюхою хлеба,
Целовался с тобой
                          под дождём
                                          на шершавой траве…
И теперь, вот, всё это, выходит, зазря?
И теперь, вот, всё – пеплом исходит:
Повязали, как серну, тебя на лугах егеря,
Белокрылой любви
                        в мой Хорезм
                                    ангел счастья не водит…
Умирая на ложе бесчестья, живым остаюсь,
Умирая, теряю дар речи…
Умирая, воскреснуть боюсь:
Не со мной ты… Но где ты? Далече…
Что оставила мне в сентябре?
Чем утешила душу страдальца?
Лишь – нектар… Лишь нектар в серебре
Да кольцо с безымянного пальца…
До кольца того дела мне нет,
А вот палец был мною целован…
…Обжигаемый болью кларнет,
Жрице грусти был трижды дарован…

23.11.2014 г.

      БАЛЛАДА О СЧАСТЬЕ

…Планируют счастье – невежды,
Крутые  –  берут под уздцы…
Где белые наши одежды,
Ведь мы у судьбины бойцы?
Печаль не оставила места
На память о светлых делах…
И ты больше мне не невеста,
Хоть мнилась такой на словах…
В крови моей скифы, сарматы
И Трои горящей огни…
В стихах мы прошли казематы,
И счастья порочные дни…
Любили? Конечно, любили,
Страдали? И даже не раз…
И нам открывалися дали,
Как в строчках стихов – парафраз…
Сегодня мы носим тулупы
И фраки, и брюлики, но –
И счастливы в меру, и глýпы,
Как только бывает в кино…
А наши девчата? Матроны –
В судьбы на высоком крыльце…
Не им заповеданы троны,
Вот, разве, слеза на лице?..
…Планируют счастье – уроды,
Красавцы, с собой унося,
Берут напрокат у природы
Хрустального, разве, гуся…

16.11.2014 г.

                            БАЛЛАДА
             БОЛИ И БЕСПАМЯТСТВА

               Возвращение в Дом Чести

…Я был тобой сражён, а вот сегодня – каюсь,
Я был тобой убит, как егерь – наповал…
Иду за перевал, в Дом Чести возвращаюсь,
Чтоб не читать спиной гнилое: бабовал…
Я был тобой сражён и проклят в одночасье,
Я умирал и воскресал, но ты,
Презревшего меня, отправила в ненастье –
Ещё до сумерек, до темноты…
Я уходил под лёд: выныривал и плакал,
Я в смерти чёрный посох целовал…
Я скорбную записку накалякал,
Где утверждал, что я – не бабовал…
Но всё было ничто, и ты была никчёмна,
И – сплетни, и слепые глухари…
…А ночь была, как иволга, недрёмна,
И пили водку в храме звонари…
Я – уходил в зарю, я проклинал рассветы,
И падший ангел жил в моей груди…
Я растоптал законы и заветы,
И даже те, что будут впереди…
…Мне снился в поле волк, меня искали волки –
И чёрные, и белые, но вот
В какой-то жгучий миг утихли кривотолки:
Волк на груди зари – мой пастор и оплот…
Я вышел из себя, и возвернул на волю,
Но тех, кто был мне мил, не встретил никого…
…Двуногие в шерстú несли свой крест по полю,
В руках у одного светился том Гюго…
Я дёрнулся к нему, но снегу было много,
И ночь, тая непрочные следы,
Сокрыла от меня наместника земного,
Дабы не сотворить со мной беды…
…Лета летальный круг ещё мне не открыли,
И всё, что мне дано, – паслён в живой горсти…
…А память о тех днях слепцы в гранит зарыли,
Поскольку нету моченьки нести…

17.11.2014 г.

                     СНЕГИРИ

…Снегири, любимая, на ветках,
Прилетели в гости снегири…
В детстве видел их я на конфетках,
А сегодня, вот, живьём смотри…
Наша жизнь с тобой – их панорама,
Наша жизнь для них – почти кино…
И когда же разыгралась драма
Наших судеб? Ведь не так давно?..
…Мы – любили… Как и все, кто любит,
Свято верили в дни-образы…
Но судьба не всех ведь в ряд голубит,
Хоть и были ночи без грозы…
Ночи спелых ягод и черешен,
Ночи сокровенной алычи…
Был и я в те ночи небезгрешен,
А теперь – рыдай, вопи, кричи?!
Ты – простить не можешь… Я-то знаю,
Ты – простить не можешь: не в силáх…
Я теперь другую обнимаю,
И во сне шепчу: „Спаси, Аллах…“
Что – Аллаху? У него – проблемы,
До меня ему печали нет…
…Дни идут, как по ножу големы,
Конвоиром в них рудой корнет…
Это – сказка с берега неволи,
Это – сказка с острова хулы…
А при сердце – истребитель боли,
А на сердце – чёрные волы…
Я их погоняю до обрыва,
Я их обращаю в комашню…
Ну не могут урки без надрыва,
В зубы, что ли мне глядеть коню?
Женщины – моя ли только слабость?
Да, они – беда и лебеда…
Но пойми, проходит с болью радость,
А ведь, помнишь, было как тогда?..
…Мы – любили… И любили крепко,
И сияла нам любви звезда…
Но заветный ключ остался слепком:
Не открыть им счастья города…
…Снегири, любимая, на ветках,
Прилетели в гости снегири….
…Разменялась жизнь по Валькам-Светкам
В чёрных отблесках лихой зари…
Я прощений не прошу: что толку?
В час прощений молятся врали…
…Что ж ты уронила в грусть иголку?
Прилетели в память снегири?..

29.11.2014 г.

      БАЛЛАДА ПРОЩЕНИЙ И ПРОЩАНИЙ

…Любимая, прости: я больше не в ответе
За твой печальный взгляд и твой нескладный стих…
Вот уж который век мы – врозь на белом свете,
И журавлиный клич навек для нас затих…
Любимая, прощай: не будем огорчаться,
Что я ушёл на Дон, а ты – в Березняки…
Свече и теремам не велено венчаться,
Да просто-напросто и не с руки…
Любимая, вернись – тебе не закричу я:
Разлука цедит водку „Три ежа“…
…И даже – перед совестью взыскуя,
И даже – перед лезвием ножа…
Любимая – стерпи, хоть я – не страстотерпец,
Любимая – забудь: иные времена…
На рейде дал гудок не адмирал, что Тирпиц,
Но и его оплачет вся страна…
Любимая, прощай! Возьми остаток лета,
Как пудру и духи, как древний талисман…
А что в отместку мне? Ни счастья, ни привета:
Всё в жизни – только блеф… Лишь сказка да обман…
„В любви покоя нет, а есть печаль и воля“,
Я верен был стихам, но вот сейчас, сейчас
Беру с собой не том, а гроздь калины с поля,
Её огонь губителен подчас…
Нет силы говорить, вот, разве что, запеть бы,
Но песни – не мои, и пустота в горсти…
…И напрочь лишены святынь и веры судьбы,
И до себя – едва ли догрести…

17.11.2014 г.

БАЛЛАДА ЧУЖОЙ СУДЬБЫ

…Не хочу тебя целовать –
Опостыла ты мне до боли…
Забываю, как даже звать,
Ведь пришла не с моей ты воли…
Уходи… Не гляди в упор,
За себя я не отвечаю…
Вот, за печкой, лежит топор –
Вмиг со смертушкой обвенчаю…
Уходи… Не бередь покой,
Он – лишь только образовался…
…Да и было что за рекой?
Как рассвет тот, не помнишь, звался?
Не хочу тебя целовать,
Разве что обниму – не больше…
…Но скрипит шалава-кровать,
Мастера её где-то в Польше…
Уходи! Не перечь! Пока!
Это – горькая наша встреча…
…Порознь – тюря из котелка,
А тем более, – каша греча…
Не люблю тебя… Не хочу…
Омерзительной ты мне стала…
…А что ночью от ран кричу, –
То, и впрямь, лебеда достала…

26.11.2014 г.

                      В ЧАС ПАДУЧЕЙ ЗВЕЗДЫ

                      Баллада суровой нежности

…Дорогая моя, на лице у тебя
Появились две новых морщинки…
…Я пишу эти строки волнуясь, любя,
А в стихах сокровенности – счастья грустинки…
Дорогая моя, наша песня судьбы – в октябре,
Нам Всевышний отмерил ни много, ни мало…
Помнишь, как целовались с тобою на юной заре,
А суровое облако брови над счастьем вздымало?
Это было? Неуж это было? Когда?
Что теперь говорить? Нам – иные подвластны рассветы…
Но падучая в небе и ныне струится звезда,
И прописаны в доле величий и чести заветы…
Наше позднее счастье – для многих вопрос,
Наше спелое лето – для многих загадка…
Луговая трава, в ночь покрытая прелестью рос,
На судьбе и душе – и поныне живая заплатка…
…Не пробились враги, и в посёлках, и в сёлах – покой,
Хоть на дальней заставе – и ныне стреляют…
Враг ракету взметнул в сером небе за белой рекой,
И кровавые трассеры мразь во плоти забавляют…
…Золотая пора, поднебесная высь в журавлях,
Мы в осенних полях не нашли то, что в дымке искали…
Но тополи и клёны, как прежде, выходят на шлях,
В час падучей звезды мы с тобой до рассвета гуляли…

23.11.2014 г.

       БАЛЛАДА О ПРАВЕ ЧЕЛОВЕКА

…Веруй на слово песне, а больше – судьбе,
В дни веселья и в час печали…
Я, любимая, смертно скучал по тебе,
Но те годы, как вихрь, промчали…
И теперь мы с тобой расстались навек,
Разметали нас злые вьюги…
Слаб и немощен, скажут, в беде человек,
Ну, а я возражу: едва ли…
Если ты не лукавил в строке, на ветрах,
Если числил себя человеком,
Не спостигнет тебя сокрушительный крах,
И идти тебе молодо с веком…
Но, коль ты был неправ, но, коль ты согрешил,
Мир поверит тебе? Едва ли!
Соболиную шубу ты шулеру сшил,
А брехал, что – супруге Вале…
Освистали тебя, обозвав подлецом,
Ты, от злости, умылся грязью…
И, блуждая вночи под хмельцом,
Пал под ноги бесчестий груздью…
А на утро тебя в канаве нашли,
А на утро ты не винился…
И трубили уже не тебе журавли,
Ну, а ты – чертыхался, злился…
А финал был печален, и ты, поди,
Уже каяться собирался…
Но пошли с поднебесий гнилые дожди,
И с конвоем твой путь прослался…
Говорил я тебе на вечерней звезде:
„Дорогая, к чему зевоты?
Веруй на слово песне, а больше – судьбе,
В них, обеих, созвучий ноты…“
…Право верить и право любить –
Золотое, великое право…
Ни огнём, ни металлом его не сгубить,
Вот за что мы тостуем: браво!..

23.11.2014 г.

БАЛЛАДА С ТОМИКОМ БАСЁ

…Хватит мучиться, горевать,
Что от тебя осталось?..
Выкинь общую ту кровать,
Экая в жизни малость…
Нет возврата? Ну, что ж теперь?
К Богу – не достучаться…
Жизнь – продолжается, мне поверь,
Можешь с другим венчаться…
Наше счастье ушло в ковыль,
Там его съели волки…
Может, всё – щербатая быль,
А может – зла кривотолки…
А только я знаю давно одно:
Нам с тобой – не браниться…
Выпито всё шальное вино,
Впору б и повиниться…
Но только ты на это – ни-ни,
Ну, а я, ведь, – тем боле…
В час полнолунья тихо вздохни:
Волки рыскают в поле…
Дверь на щеколду плотно запри,
Шерлока Холмса – в руки…
Что не любила меня, – не ври,
Не то – забодают круки…
Им надоело слушать враньё,
Даже – если святое…
…Помнишь ромашки и то жнивьё,
И небо, словно литое…
Я – позабыл, но, кажись, не всё,
Я – позабыл, но стихи – едва ли…
…Возьми на память томик Басё –
С ним мы в ночь зоревали…
Теперь – стихи тебя не влекут?
Теперь ты практичней стала…
…Что слёзы? Пускай по утрам текут:
Судьба – обеих достала…
С тобой живёт по соседству дочь,
А я – как бобыль в балете…
…Чем тебе можно ещё помочь?
Сказкой о жёлтом лете?
Нет больше лета, и нет весны,
Но, ведь, остались вьюги…
Да две, сожжённые в ночь, сосны, –
Бедствий наших подруги…
…Беды – минуют, и всё минёт,
Так, ведь, всегда бывает…
…Счастье газету старую мнёт,
Имя – не называет…

28.11.2014 г.

                      ТЕБЕ – ДО РАССВЕТА…

…Я уйду генерал-лейтенантом разведки,
А быть может, и маршалом стану к тому…
А сегодня мои непутёвые клетки
Возвещают успехи и фарс – ко всему…
А стихи – это боль, а стихи – это вьюга,
И никто не сумеет мне их расчленить…
Лишь одна только ты – боевая подруга –
Твёрдо знаешь, что некого в доле винить…
Я уйду до прихода с галактик рассвета,
Так, наверное, хочет шальная звезда…
И на тыльной ладони тоски и привета
Карта вечности вновь очертит города…
В них я жил и любил, в них – в тавернах скитался,
В них – красивые пили со мною вино…
В них – на кнопке, в пыли весь, портрет мой остался,
Не скажу, что всё это случилось давно…
Переводы стихов на иврите, на хинди, на фарси?
Всё – не помню, но русские тексты – при мне…
Может, встретимся, милая, с вами на Марсе,
И прочту я вам стих в роковой тишине…
…А сейчас, я хребтом это чувствую, – 
                                                              в мраке наружка
Притаилась, и фляги её – холодны…
…И тлетворная рифма – всех странствий подружка,
Стопечальный стилет пронесла в мои сны…

30.11.2014 г.

                                    Авторизованный перевод с украинского
                                       Георгия Ставарского

Переводы из Вл. Набокова в "Литературной Америке"
Последнее сообщение от Admin в :

Альманах "Литературная Америка", N 2 опубликовал переводы с английского одиннадцати стихотворений Владимира Набокова.
Переводчик - Алексей Филимонов.

http://literaryamerica.ru/almanakh/almanakh-2

Стихотворение Вл. Набокова "An Evening of Russian Poetry" под названием "В сумерках русской поэзии", также в переводе А. Филимонова, опубликовано на попортале Проза. ру:

https://www.proza.ru/2016/11/17/1008

СЕРДЦЕТЫ И ТЕРЦИНЫ. Поэма "Петербургская комедия"
Последнее сообщение от Admin в :

СЕРДЦЕТЫ И ТЕРЦИНЫ
О поэме «Петербургская комедия»

Ведь рифмы запросто со мной живут;
Две придут сами, третью приведут.           
А. Пушкин, «Домик в Коломне»

Уже для современников Пушкина «Божественная комедия» Данте была поэмой далёких времён, и если её наиболее броские фразы переиначиваются поэтами до нашего времени, то формальная сторона его поэзии - а именно то, что она написано особым трёхрифменным размером, терцетами (с рифмой aba-bcb-cdc-ded etc.) имела мало продолжателей. Из наиболее удачных произведений, созданных в стихи поэмы Данте, назову пушкинские «В начале жизни школы помню я...» и его же «И дале мы пошли - и страх обнял меня...», несколько тёмное в подражании метафизике великого флорентийца. Сегодня принято считать дантовскую форму безнадёжно архаичной. Напротив, мне показалось, что она вполне живая, гибкая, способная передавать тончайшие душевные оттенки, трубный глас, потусторонние светы. Иначе говоря, на практике мне захотелось подтвердить слова О. Мандельштама из статьи «Разговор о Данте», о том, что комедия итальянского поэта - это буйство свежести, красок, переливов, подлинный пир поэзии, которая не устаревает и со временем, в ином языке, обретает новые образы и оттенки. Не скрою, есть ещё один парадокс, побудивший меня обратиться к дантовскому формальному опыту (в поэзии, да и в искусстве в целом, форма ничуть не меньше содержания). Это дата моего рождения, которая приходится на 700-летний юбилей великого поэта. Безусловно, мое причастие к его судьбе, выраженное через цифры, не может не создавать комического эффекта, чему красноречивым свидетельством явился дружный смех первых слушателей первой главы моей комедии «Факелоносец», прочитанной на презентации «Петербургского альманаха». И сам я отношусь к этому факту с безусловной иронией, но опыта тройной рифмы не оставляю. Мне всегда было жаль, что приходящую вместе с основной - или отобранной - рифмой в традиционном парном стихе рифму приходится убирать. Теперь моя врожденная тяга к третьей рифме удовлетворяется. В сердцетах (так я называю лирические терцеты, терцеты от сердца, более свободные в чередовании рифм произведения; фетовское «Встаёт мой день, как труженик убогий…», 1865 – создано в виде «классических» сердцетов) зачастую повторяю рифму не два, а три и более раз. Сердцеты премущественно тринадцатистрочное произведение, среднее между стихотворением из трех катренов и сонетом в 14 строк, но это не суть важно, они могут достигать и объёма эпического произведения. В итальянском языке ударение на последний слог практически не падало, и поэтому «Божественная комедия» Данте имеет только женские рифмы. Слава Богу, русский язык много гибче. Также я добавляю ещё одну строку перед традиционным началом главы, написанной терцинами. Моя поэма «Петербургская комедия» пока состоит из внешне разрозненных глав, единое в них - метафизическое начало, развитие идей вневизма, литературно-философского направления, родившегося в Санкт-Петербурге в 2007 году. Многие слова в моей комедии вспоминаются заново или рождаются прямо в тексте или названии глав, творя новые смыслы, драматически совмещая разные начала.

Вручение дипломов премии имени И. Ф. Анненского
Последнее сообщение от Admin в :

Также 22 декабря на вечере А. Филимонова состоялось подведение итогов всероссийской премии имени поэта Серебряного века И. Ф. Анненского. Дипломами были награждены:
Михаил Исаакович Синельников, номинация Поэзия,
Дмитрий Александрович Ивашинцов, номинация Поэзия,
Борис Яковлевич Мисонжников, номинация литературоведение,
Глеб Артханов, за перевод Книги Псалмов Царя Давида,
Мария Вальтеровна Амфилохиева, номинация Поэзия.