Бесплатно создать живой форум для общения, сайта, игр!
Ведущий российский сервис бесплатных форумов ЖивыеФорумы.ру
Удобные, многофункциональные и надёжные форумы бесплатно.

Фавикон: ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление

«ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление»

ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление
ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление

Активные темы на форуме «ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление»:

Стихотворения о видеоселфи Алексея Филимонова
Последнее сообщение от Admin в :

Стихи о жанре поэтической видеоимпровизации

Не так давно для поэта получение доступа к печатному станку являлось вопросом жизни и смерти в литературе. Электронная эпоха ставит под сомнение толстые журналы с советскими названиями. Новейший жанр поэтической видеоимпровизации вопрошает поэзию Золотого и Серебряного века, развивая тему пушкинского Импровизатора из “Египетских ночей”. Его своеобразие не только в насыщенности стихов непредугаданными ассоциациями с поэзией прошлого, но прежде всего в предвоплощении инобытия в нашем мире и развитии “шестого чувства” (Н. Гумилёв). Ели обычно поэт склоняется над бумагой, затворившись от окружающего мира, словно становясь “немым и глухим”, внимая голосу Музы, то поэт-импровизатор, записывающий произведения перед видеокамерой, является объектом пристального наблюдения не только вдруг обративших на него внимание прохожих, окон, вертолёта, птиц и животных, но также высших потусторонних сил, духов, эльфов, привидений, чьих-то грёз. Любой человек и предмет может выступать персонифицированным образом лирика, отражая его душу. Видеопоэт ощущает на себе все эти взгляды и, поистине, то Око, которое записывает его изречение, принадлежит не только камере смартфона, и в этом одна из характерных особенностей жанра, о котором также слагаются традиционные, доверяемые бумаге стихи, являясь отражением сознания поэта, попыткой понять этот ускользающий взор извне некого Хроникёра вечности. Бесовидение - также одна из характерных черт нового жанра, продолжающего метод многомерного видения в «Бесах» А. Пушкина. Поэтому мне хочется представить некоторые стихотворения, своеобразно раскрывающие некоторые экзистенциальные моменты души, находящейся в объятиях лепестков камеры, символизирующей взгляд инобытия в наш мир ради его просветления и пересотворения. Насколько жива эта камера, насколько поэт, внимающий потоку высшего сознания, и даже пророчествующий о его имени, остаётся самим собой? Кто является элохимом, первопричиной такой видеолепки? На это трудно ответить, используя логический ряд в эпоху пробуждения “уснувших бурь” (Ф. Тютчев). Лучше обратиться к литературным образам, наклонившимся над быстрым ручьём отражений. Стихи о видеоимпровизации – антитеза к сочинённым перед объективом экспромтам, представленным мной на ютубе, а синтез - вечно возвращающийся и обновляемый софийный Дух.

***
В огранке Пушкинской метели
Мелькают люди и столбы
Он узрел бездну в бренном теле,
И отрешённые гробы,

Что по весне пойдут по Невке,
По Волге, Волхову, Пскове.
Качается хоругвь на древке
И Лик мерцает в синеве,

За снегопадом провиденья,
И снится Пушкинской строкой
Видеоселфи воскресенья,
Где он обрёл земной покой.

***

Время сжимается в гиперпространство -
Этот секрет я узнал наяву,
Видеоселфи подобие транса,
Речь, перетопленная в Неву,

В гиперболический отзвук заката,
В непрекословную волю небес,
Словом душа на запястьях распята,
Видеогвозди предчувствует лес,

Током охваченный, сердцебиеньем
Белок, ворон и щемящей листвы,
Так мир становится стихотвореньем,
Запечатлённым в зрачках синевы.

***

Что если селфи - чёрная дыра
Провал исчезновения в грядущем?
Глазок не остывает до утра,
Забытых пересчитывая в кущах,

И в кадре не проявленных из снов,
Под их диктовку пишутся терцины,
Водоворота предрекая зов,
И диафрагмы шторки триедины,

Храня от нас потусторонний свет,
И не впуская души вне созвучий
В чистилище, и затворив сонет
В гранатовом вине закатной тучи.

***

Слагающий хайку паломник
На матовом поле реки
Лугу разглядел, как любовник,
Сквозь лунку, зиме вопреки.

Селена диктует трёхстишье,
В бездонности запечатлев
И полдень морозный, и мыши
Летучей полёт, и напев,

И хокку трёхкрылое к бездне
Земного поэта Басё.
Пусть не было видеоселфи,
Луною записано всё.

***

Над листопадом
Плавников глаз осетра
Пока бесстрастен.

КРЕЩЕНИЕ ВИДЕОИМПРОВИЗАЦИИ

От Сафо до постсоветских бардов,
От Державина до немоты
Лирика приотворяла бардо -
Бездну среди снов и красоты.

Промежуток заполнял словами
Скайльд или пиит-предметофил,
На бумаге начертав овальный
Пропуск в пирамиду дрозофил.

Селфи, просиявшее на грани
Мира и узоров бытия
Расцветает файлом на экране,
Се - поэзия, почти ничья.

Автор - композитор и забавник,
Скоморох и ладный человек.
Жанр мерцает жаром из купальни,
Где вода живая в створах век.

***

Автопортрет с людьми или в пейзаже,
С деревьями, с хрипящим сквозняком,
В берете Рубенса, с  бездонной стражей,
Снимаемый открыто и тайком,

Где строфы - отголосок своеволья
Бессмертных на пиру иных времён.
О Селфи! Подступая к изголовью,
Рифмуешь хор души и дальний звон.

По ком звонят невидимые стражи?
Стремись за Рубикон, земной поэт,
Рифмуя в поезде иль экипаже
С глазком видеодуха - горний свет.

ДЕЛЬФИНАРИУМ

Тень ли бежит от проектора дальше
За полотно по недрёмной стерне?
В детстве кино так снимали без фальши,
Взрослым показывать, детям и мне.
 
В роли открытого кинотеатра
Двор выступал и простые скамьи,
Где полотно просияло от фарта -
Нас научить утешенью в любви

К миру безбрежному, к бездне певучей,
К сизым от ранней зимы проводам, -
Кажется мне, в эту пору из тучи
Селфи задумал причастный богам.

Нет уже прежнего амфитеатра,
Небо, суглинок, пророчащий гул,
Некто, предрёкший мне волю азарта
К автопоэзии - в кадре мелькнул.

Скрылся дельфином в прародину - Дельфы,
Ум и наитье даруя слогам,
Рифме мерцающей хрупкого селфи,
Тайну прозренья приблизивший нам.

***

За камерою проступает лик,
Глядящий из прообраза былого,
Меня снимает Я или двойник,
К которому струится бездны слово?

Не различаю - Аз или вне-Я
Диктует строки не бездушной цифре,
Но страждущему глазу бытия
Вобрать весь мир и воплотиться в мифе

О коронации духовных сфер,
Вместивших чаянья таимых вер
В ничто, в обман, в развоплощенье нас,
Для воскрешения из ритма фраз.

***

Проталина видеоселфи -
Портал ли в заоблачный порт?
В ретортах слагаются эльфы
И роется истины крот.

Кругом и во сне лабиринты,
Сан-Спирит пропитан листвой,
Неубранной, жалкой, сердито
Вбирающей замысел твой,

Тебе не подвластный покуда.
Продюсер извне пригласил
Актёра, гримера, Иуду,
Спасителя плазменных сил.

Не веришь трёхглавому лику?
За вспышкой последует боль
Орфея, зовя Эвридику,
Он выплачет горную соль.

То ангел, то демон клубится,
Пока зажигает глазок
И воздух, пытающий лица,
И бездну, дающую ток.

***

Что плоть, что дух и что душа?
Звезда двойная,
Искрящегося типажа
Прообраз рая.

Не двойники, но отраже...
ни я, ни бездна
Не ведаем о мираже,
Где даль воскресна.

Он - третий глаз, мой вечный дух,
Основа селфи,
И репортёр читает вслух,
Провидя верфи,

Где новый строится фрегат,
Салюта блёстки,
Меня снимает вечный брат
На перекрёстке

Между небесным и земным,
Там снов дорога
Потрескивает голубым
Свеченьем Бога.

***

Толмачествуя в облаках
Перевожу подстрочник бездны,
Не растворяемый в веках
Сонет, эпохе бесполезный.

Язык небесный прост и юн,
А вы пронизаны рекламой
Материи безводных струн,
Озвученные мелодрамой.

Когда окрест несёт река
Потоки звёздного экспромта,
Ковшом черпай её, пока
Грааль сверкает Геллеспонта.

***

"Веко золотое,
Веко серебра".
"Перестань, пустое -
Их прошла пора,

Им не воплотиться
В новые стихи".
"Но пронзают птицы
Бывшие грехи,

Карму человека
Очищают вновь
Золото вне века,
Серебро-любовь"

Очи приоткрыты
Скорби и огня:
С вечности мы слиты
В зазеркалье дня.

***

Не плазменный рубин Циклопа,
Не в дельте яблочный топаз,
Не адаманты телескопа,
Нас видит из бессмертья глаз,

Запечатлевший шар хрустальный
В преображении высот,
Когда мы в толчее вокзальной
Провидим яд незрелых сот.

Но лишь приблизим созерцанье,
Включив свечение стекла,
Стихия грянет мирозданья
И лица обратит в чела.

***

В селфи мирозданья
Приглушённый крик,
Шёпот ожиданья
Взорванных вериг,

Снов освобожденье
И распады вне
Вечности броженья -
Всадник на коне,

Голоса исподних
Шашечных миров,
Шахматы голодных
В дрёме полуснов,

Отраженье духа
В зеркальце души,
Если сядет муха -
Парка - не греши

На судьбу дневную,
Слепоту весов.
В Селфи зарифмую
Скрежеты часов,

Рокот метронома,
Вопль изнутри.
В откровенье грома
Зрак извне не три.

Колокол ли тело?
Синева ли звук?
Смотрит оробело
В камеру паук.

10 ноября 2019 г.

Человестника библиотека
Озаряется линзой извне,
Колоннада сердечного о света
Для прогулок в моём полусне.

Только включишь опору сознанья,
Обратив на лицо витражи,
Заклубятся и силы дерзанья,
И невидимых крыл виражи

Ради строчек хрустальнейшей яви,
Мной прочитанный древним богам.
Только ангел пророчащий вправе
Стать незримым в листве амальгам.

10 ноября 2019 г.

КАМЕНА ВИДЕОСЕЛФИ

В каждом окне свеча
В пламени бездны знак,
Чаши легка парча,
Где перелай собак.

Времени здесь отлив
Бездна стучит во дно,
Каждый судьбы извив
В черновиках кино.

В кубке дома расплавь,
О, неземной зрачок,
Многоэтажек явь -
Каменный светлячок.

10 ноября 2019 г.
Гипермаркет

***

Идеоселфи струится вовне,
Кто-то снимает меня на коне,

Красном, из детства, что лопнул по швам,
И растворился во снах телеграмм.

Помню деревню под Курском, где я
Всадника в белом снимал и коня,

Вишни цвели, опадающий свет
Приотворял нелюдимый завет,

Чтобы в грядущем, где с вами сейчас
Алого всадника с бездною связь

В видеоселфи шепталась другим,
в импровизации, бледной, как дым,

Солнце бросало огни сквозь листву,
Я срифмовал и коня наяву.

ПАРК

И мириады душ мерцают мне,
Оркестр - фоном для импровизаций,
В них пыл кузнечика и тени на стерне,
И птичье эхо вне субординаций.

Чешуйками приотворённый свет
Между деревьев сходит снам в ответ,
Когда слагаю оды или стансы,
Терцинами зеркал ловя альянсы

Между словами, синевой и дятлом,
Стучащим в ствол  - на деле - в отчий рай,
Чей призывает ритм - в себя вступай,
И обходи людей в волненьи мятном,

Да не смущай их на краю отчизны
Ни звуком, ни нацеленностью линзы.

О сверхновом литературном жанре. Поэтическая видеоимпровизация
Последнее сообщение от Admin в :

Алексей Филимонов

Поэтическая видеоимпровизация – сверхновый литературный жанр

«Наиболее доступный для наших домоседных чувств образ будущего постижения окрестности долженствующей раскрыться нам по распаде тела, это – освобождение духа из глазниц плоти и превращение наше в одно свободное сплошное око, зараз видящее все стороны света, или, иначе говоря: сверхчувственное прозрение мира при нашем внутреннем участии».
Владимир Набоков. “Дар”, цитата из Делаланда.

Не существует речи более органичной и естественной, чем поэтическая речь. Поэзия – древнейший и архаичный жанр литературы. Мы привыкли, что она непосредственно связана с печатным станком и критерием её оценки является чтение глазами. Поэт посредством речи обращался к небу, природе, тому, кто мог его услышать и понять. Так из лирики возникла древнегреческая трагедия, когда хор вступал в спор двух голосов. Наша электронная эпоха сулит “Неслыханные перемены, / Невиданные мятежи…” (А. Блок). Электронные книги обрели равноправие в научном мире и стали популярными у всегда торопящегося читателя. Случай, этот “бог-изобретатель” (А. Пушкин), открыл перед автором статьи возможности нового жанра, условно названного мной поэтическим видеоселфи. Однажды на скамье летнего парка мне захотелось поделиться впечатлением от охватившего меня лирического волнения, вызванного чувством диалога с природой. Я нажал кнопку видеокамеры мобильного телефона, обратив линзу камеры на свою сторону. Так возник портрет в пейзаже с криками птиц, запечатлённый в рифмованном стихотворении.
Пишу стихи, и в тишине
Недавно ясно стало мне,
Стихи зовут меня, любя.
Кого? Быть может не меня.

Быть может тех, кто вне и там,
Кто жизнью с бездной пополам.

Но что же стих? Я не скажу,
Я спрашиваю, ворожу,
Записываю, и томясь,
Я чувствую... Но с кем же – связь,

И с чем? Неведомо пока.
Стихи мои как облака,
Они недвижны, но плывут,
Зовут, и Богу предстают.
10 июля 2017 г.
Так камера мобильного телефона вдохнула новую жизнь в ещё допотопный жанр сочинения стихов на природе перед высшим началом, когда глазок камеры одухотворяется, и человеку через руку, держащую телефон, передаётся особое видение. Сейчас мною сочинено полторы тысячи подобных рифмованных видеоселфи, большая часть из них выложена на Ютубе. Видеозапись длится от тридцати секунд до минуты с небольшим, я произношу на камеру сочиняемое за мгновение стихотворное произведение. Удивительно то, что внешний, случайный мир, попадая в кадр, также оказывается соучастником лаконичного драматического действия. Крики вороны, разговор случных прохожих, след от самолёта, гул толпы в метро, восклицания близ Александрийского столпа, шум машин под эстакадой вовлечены в это вневременное и в то же время очень конкретное действие. Поэтическое видеоселфи – это прорыв  от уединения к единству с окрестным миром, от пустоты – к плероме, от внутреннего хаоса – к катарсису. Здесь также есть место новым словам, протологизмам, сотворяемым из неосязаемого эфира. Как и пушкинский поэт, автор не избегает кипения жизни, он столь же устремлён к Логосу “На берега пустынных волн, В широкошумные дубровы”.

Кто же лирический герой произведения, получающегося более сжатым и герметичным, чем обычное стихотворение, где у нас есть хотя бы дополнительные мгновения для правки маргиналий на полях жизни? “И грани ль ширишь бытия / Иль формы вымыслом ты множишь, / Но в самом Я от глаз Не–Я / Ты никуда уйти не можешь”, – писал Иннокентий Анненский в стихотворении “Поэты”. Получается, что сознание поэта перед видеокамерой готовится к метафизическому прыжку, будучи на пределе «крайствования» (М. Хайдеггер), взыскуя собеседника и в то же время подыскивая самые верные слова. Лирический персонаж или автор – некто Крайничий, заглядывающий на миг в иное измерение, доставляя его крупицы сюда. Лирическое “Я”  поэта – несводимо к языковому символу, ибо оно конкретно, но в то же время процесс сочинения знаменует вечное творчество, ограничиваемое лишь земными условиями. Неопытный ёжик на тропинке, попадающий в кадр, не только случайный персонаж, но и актёр, играющий самого себя. Детализация и обобщение – два качества поэтического видеоселфи, в этом смысле оно совмещает пристальность к деталям акмеизма и футуризма и осознание безграничности мышления поэтами-символистами. Литературное направление «вневизм», заявившее о себе в 2010 году, через столетие после того, как А. Блок и Вяч. Иванов объявили о кризисе символизма, ставит своей главной целью развитие русской литературной традиции, прежде всего поэтической, в опоре на достижения классической литературы, стремясь к поиску новых идей и новому их синтезу. Теория и практика направления вневизм помогает понять, что является подлинно новым, а что по сути своей сути архаичным, но живым и современным. Вневизм, в отличие от постмодернизма, не разрушает, но созидает христианскую культуру. Жанр поэтического видеоселфи, спонтанного сочинения стихов перед видеокамерой, напоминает о древних временах, когда поэты общались со стихиями природы, и в то же время подобное видеоселфи стало возможны только в новейшее время. Поиск гармонии и меры в искусстве – вот в чем, должна проявляться новизна в опоре на традицию, в основе которого «хищный глазомер» (О. Мандельштам) зодчего, портретиста и ваятеля Слова.
Видеоролик отражает состояние внепредстояния – сочинения стихов на лоне природы или в самой гуще мегаполиса. Откуда черпает вдохновение автор, словно пародирующий пушкинского Импровизатора? «Итак, для вас не существует ни труда, ни охлаждения, ни этого беспокойства, которое предшествует вдохновению?...» – поражался Чарский из «Египетских ночей» потоку вдохновения итальянца. «Репортёрской» записи видеоселфи может дать импульс нечто небывалое, перед чем душа замирает от восторга или же трепещет страхе перед безобразностью и насилием. Необходимы ли дополнительные персонажи в кадре, случайные прохожие, их смех либо непереводимые междометия? Нужны ли крики птиц на непонятном нам языке? Почти не различаемый обыденным слухом гул вечности? Нужен ли современной публике «человек снимающий» себя и свои стихи на видео? Ритмическая речь порой обижает и даже пугает прохожего, телефон, который поэт, “соглядатай праздный” (С. Есенин), держит на расстоянии вытянутой руки, видится им инструментом подглядывания. Несомненно, человек подготовленный и знающий поэзию, увидит те или иные мотивы в стихотворении и способен оценить его общую гармонию. На человека, несведущего в поэзии такие видеостихи оказывают суггестивное воздействие.  Я догадываюсь, что именно настораживает и даже пугает случайных встречных, до которых долетают некоторые слова: это ритмическая речь. Так мой серебристый пудель заходился от истерики от чтения стихов вслух.

Некоторые видеостихотворения можно перенести на бумагу, а другие невозможно, они существуют только в неразрывной связи с текущим мгновением записи и лапидарными средствами выразительности – от мимики героя или персонажа до мимолётно выхваченными лицами прохожих. Ускорение сознания поэта находит отклик в виде слов, приходящих невесть откуда и «рифмующихся» буквально и условно с конкретным временем. Попавшего в кадр мира. Волшебное зеркало или магический кристалл телефона или камеры запечатлевает поток сознания в нас и вне, создавая  мифологическое третье измерение.
              От незримого Бога до вспыхнувшей на солнце паутинки – вот охват поэтической импровизации. Непредугаданность происходящего перед глазком камеры – а следовательно, и в душе поэта – рождает пространство неосознанного, к чему можно лишь едва прикоснуться логикой или интуицией. Прекрасное и безобразное могут легко поменяться местами всего лишь за секунды перед глазком видеокамеры, лик окажется личиной, прекрасная бабочка примостится на кучу мусора. В этой наглядности внутренних и внешних метаморфоз, на мой взгляд, и есть объяснение тому, отчего «видеостихи» оказываются более герметичными и насыщенными символами, нежели привычные «бумажные». Ибо в поэтической видеоимпровизации все времена стремятся соединиться в единое навсегда, миг бессмертия как никогда близок, и все перспективы сходятся в одной точке сотворчества, точке проекции невидимого нами луча преображения действительности.

***

Есть в сумерках томительных крупицы,
А в них успокоенье, может быть,
Сияньем поглощённые страницы,
И лица здесь иль там, кому открыть

Сие наитье, просверк чрезвычайный,
И дымы опрокинуты вовне,
И всё, что мнилось, пресекалось тайной,
Реальностью предстало в полусне

За этим сумерки нисходят час за часом –
Нет, не мгновенье, – лишь приотворив
Ту глубину, в которой мы прекрасны,
И не напрасно повторим мотив.

***

Убегаешь от света?
Тьму торопишь в ответ.
Пограничное лето –
Это вечный завет

Между светом и мною,
Меж безмолвьем и тьмой.
За телесной стеною,
За чужой глубиной

Двери вдруг отворимы,
И распахнута высь.
Свете мой нетаимый,
Здесь, вокруг, воплотись,

И во мне безымянно
Просияй, и в ответ
Я скажу: – Слово – манна,
Слово – горний завет.

***

Январь. Цусима. Белоснежность,
Простор вне окон и пустот.
Завещанная Блоком нежность
Сейчас крылами к нам сойдёт,

И обовьёт, и растворится,
И мы восстанем вместе с ней,
Цусимы искренние лица
И солнце красное ясней.

И под колёсами созвучий
Дробится всё – и мир, и сны,
И броненосец, стерегущий
Бездонность блоковской войны.

***

Чьё имя - Апоколесничий?*
Кто Апокалиписа нить
В сплетенье судеб и наитий
Пытается сейчас внедрить?

Кто дышит бездной и духами,
Которых вам не обороть?
И каждый станет словно пьяный,
Попросит снова эту ночь,

Чтоб всё преобразилось тайно
В огне великих пирамид.
Возничий явлен не случайно,
В нём Апокалипсиса вид.

* Возница и лесничий Апокалипсиса.

***

Вот мы с Пушкиным вдвоём
Вместе,
Видно Пушкин на своем
Месте.

А мне кажется, другой
Где-то,
Пушкин есть, но ни ногой
В Лету, –

Я за ним бы не шагал
Быстро.
Пушкин, рядом ведь вокзал...
Чисто,

Нет его и духа нет
Тоже.
Кто же есть? А он в ответ:
– Боже!
У памятника поэту в метро “Пушкинская”

***

В неравномерности событий
Есть растревоженные сны.
Душа, предвестница событий,
Откроется нам со стороны.
Проходят люди на перроне,
И ждут они экспресса вне,
А вдруг их вечность не догонит?
Опередят её вполне.
И будет поезд независим
От рельсов, токов, а душа
Повиснет средь конкретных чисел,
Былое в бездне вороша.

Выходя из электрички метро.

Вневистиаль, вневистиоль,
Долой  печаль, отринув боль,
Мы видим ноль, мы видим даль
И вот вневизм, но где же? С нами,

Мы опрокинутые снами,
Иль опрокинут мир давно,
Переменить хотим стихами
И закрепить вон то вино

На небесах, отринув вечность,
А все стремятся вечно быть.
Вневизм – другая бесконечность,
И здесь, теперь, и с ним нам плыть.

***

Разрушенной цивилизации
Обломки выстроили в ряд
Потомки псевдовакцинации.
Нам только тени говорят

О том, что было и пропало,
И никогда уж не вернуть.
Санкт-Петербург! Твой ангел алый
В бездонность завершает путь.

И город станет укоризной,
Простым гербом на синеве.
Что делать! Мы осколки жизни,
Почти потопленный в Неве.

***

Роящийся эфир,
Невидимый, – однажды
Откроет целый мир,
Сквозной, многоэтажный.

По щучьему веле...
Предстанет то, что было,
И то, что ты во сне
Искал самолюбиво.

Так что же там и где?
Когда и почему же?
Всё скрыто на воде
И в каплях темной лужи,

Готовой индеветь,
Покрыться зеркалами,
И треснуть, – кто, ответь,
Эфирен меж словами?

И что там, за и вне,
Лежит в предубежденье?
Не знаю. В тишине
Вдруг отворилось зренье.

ПРВОЖАТЫЙ. Памяти Андрея Битова
Последнее сообщение от Admin в :

ПРОВОЖАТЫЙ

Памяти Андрея Битова

Человеком в пейзаже
Завершается век.
Выпускают не стражи -
Волкодав-человек,

Он - безликий потомок
Оловянной звезды
От заставных потёмок
До предгорней воды.

Близ вершины кавказской
И заоблачных скал
Проступает под маской
Раболепный оскал.

И ведёт человека
До Суда вне пути,
Опускается веко -
Нам туда не войти.

Перечитывать больно,
Столь слепящи слова
Описавшего вольно
На бессмертье права:

Пепел, прах, синева.

22 декабря 2018 г.

Алексей Филимонов

"Осень придет нечаянно..."
Последнее сообщение от bumba в :

В этом году осень настоящее чудо! Не холодно, но очень красиво! наслаждаюсь!

"Я чувствую, что я не здесь, а вне..." Поэзия Алексей Филимонов
Последнее сообщение от Admin в :

ПОДРАЖАНИЕ "ЕВГЕНИЮ ОНЕГИНУ"

Мне детство открывалось там, -
За силуэтом ободренья,
За облаками телеграмм,
Несущих молнии прозренья,
Всё, что неведомо поэту
И остаётся без ответа
До самых пор, когда пророк
Диктует вечности урок.
Когда же новая отчизна
В мерцавшем сне приснилась мне,
Я стал мечтать о глубине,
И даль волшебную вневизма
Через магические линзы,
Не веря слову идеал,
Я сам неясно различал.

17 августа 2018 г.