Бесплатно создать живой форум для общения, сайта, игр!
Ведущий российский сервис бесплатных форумов ЖивыеФорумы.ру
Удобные, многофункциональные и надёжные форумы бесплатно.

Фавикон: Охотники на мамонтов

«Охотники на мамонтов»

Охотники на мамонтов
Охотники на мамонтов

Активные темы на форуме «Охотники на мамонтов»:

Футболист - варварская профессия
Последнее сообщение от SarmaT в :

Некогда я уже отписывался на тему провалов российской сборной по футболу. Повторюсь:

Основными причинами упадка российского футбола являются:
1. Засилье недорогих и классных легионеров (нашим молодым негде расти)
2. Отсутствие внятной спортивной политики правительства (упадок детского массового спорта)
3. Объективные климатические факторы (зима :) )
4. Коррумпированность футбольных чиновников (договорные матчи, попадание в команду по знакомству)

Однако, младой теоретик не учел один архиважный аспект, ради которого я и затеял сию писанину.
Профессия футболиста - это варварская профессия.
Поясню.

Наиболее талантливые современные игроки - выходцы из трущоб. Бразилия, Африка, Португалия - нищие государства. Молодые люди используют футбол как чуть ли не единственный шанс выбиться из полной нищеты. В России родители не заинтересованы в том, чтобы отдавать чадо в кровавые культяпки русского футбола, так как намного эффективнее - получить высшее образование и работать офисным планктоном или на худой конец слесарем, им тоже теперь платят прилично. А карьера футболиста - очень рисковое дело. Из сотни мальчишек максимум десяток подаст надежды, из сотни подающих надежды десяток сможет стать мастером, из десятка мастеров один - два окажутся талантливыми, и из всех этих талантливых лишь единицы не покалечатся, и станут звездами.

Да, когда ты живешь в трущобе, и легальных шансов выбраться никаких кроме футбола нет, то можно попытать удачу. Удаче способствует близость к богатейшим футбольным лигам. Близость может быть либо территориальной, либо культурной.

Итак, признаками варварской профессии являются:
1. Неоправданно большой риск (в других профессиях, доступных цивилизованным гражданам эти риски на порядок меньше) загубить свою жизнь либо карьеру
2. Потенциально большой куш.
3. Изобрести профессию должны цивилизованные граждане.

А вот ещё несколько варварских профессий, расположенных по мере появления:
бандит
проститутка (не путать с цивилизованными и образованными куртизанками, современное название которых - "светская львица")
торговец
вор
наемник
политик

Но вернемся к футболу. Есть одно весьма действенное средство для возрождения цивилизованного футбола. Нужно лишь снизить эффект первого пункта. Государство должно гарантировать молодому спортсмену счастливое и светлое будущее даже в случаи травмы. Фантастика? Нет, учиться нужно с американской системы университетских спортивных команд. Хороший спортсмен может попасть в престижный университет благодаря приглашению в университетскую команду, а это значит, что он будет с престижным образование даже если и потерпит фиаско в плане спортивной карьеры.

По поводу демографии древних
Последнее сообщение от SarmaT в :

Зачастую приходится сталкиваться с мнением, что до 20 века второго демографического перехода никогда и ниразу не было.

В Древнем Риме были демографические проблемы. В частности, об одном из кризисов в Греции Полибий писал : "В наше время во всей Греции - низкая рождаемость и общее снижение народонаселения, из-за этого города пришли в запустение, а земля перестала давать урожай, хотя не было ни длительных войн, ни эпидемий... ведь люди впали в такие причуды, скупость и праздность, что не хотят жениться, а если женились - растить детей, которых имеют обычно не больше одного-двух..."

Второй демографический переход тесно связан с высоким уровнем урбанизации. Впервые с подобными проблемами столкнулись ещё Шумеры. В аккадском эпосе весьма примечательны наставления Гильгамешу. В которых явно проссматривается идеология борьбы за повышение рождаемость и прекращение нравственного либерализма.Читать об этом

Однако не стоит думать, что демографические проблемы и уровень развития древних был везде одинаков. Как сейчас, так и тогда развитие отдельных племен и народов весьма сильно варировалось. Падшие, греховные народы становились простой добычей более варварских племён.

...Выделение Месопотамии в особую «четверть» подчеркивало ее особую важность, это объяснялось и ее экономической значимостью, и тем, что здесь располагалась столица государства, Ктесифон, носившая иранское название Бех Ардашир. Это был даже не один город, а целая агломерация: на западном берегу находилась Селевкия, собственно и называвшаяся Бех Ардашир, а на восточном — несколько резиденций, обнесенных мощными глинобитными стенами, в одной из которых находился главный дворец Сасанидов с огромным сводчатым залом для приемов, сохранившимся до наших дней. Арабы считали этот дворец одним из чудес света, а саму столицу называли ал-Мадаин — «города». Расплывчатость границ этой агломерации не позволяет представить истинные размеры города и численность его населения; во всяком случае, он немногим уступал Константинополю по площади и должен был иметь не менее 150 тыс. жителей
Археологически сасанидские города очень плохо изучены, и даже об их размерах мы можем судить лишь по городам Северною Хорасана. Крупнейший из них, Мера (правда, построенный задолго до Сасанидов), имел площадь около 340 га, Балх — 200 га; вместе с тем один из крупнейших городов Западного Ирана, Спахан (Исфахан, Джей), — только 72 га [+41]. Исходя из этого можно говорить, что крупнейшие города сасанидского Ирана, как и Византии, имели до 100 тыс. жителей, а провинциальные центры — 20—50 тыс.

...Особое положение занимал Константинополь, который после разгрома Рима варварами стал крупнейшим городом Средиземноморья. На площади в 14 км2, обнесенной мощной оборонительной стеной, жило около 375 тыс. человек. Это огромное население столицы оказывало постоянное давление на внутреннюю политику императоров, вынужденных под угрозой восстания и даже свержения с престола обеспечивать жителям столицы льготные условия существования, в частности обеспечивать бесплатным хлебом десятки тысяч бедняков. Хлебные раздачи, продолжавшие античную традицию, были одним из важнейших средств заглушения классовых противоречий в столице. Основная масса пшеницы для этих целей шла из Египта; роль египетских поставок особенно возросла после того, как Балканы, разоренные нашествиями славян и тюрков, перестали быть надежным источником снабжения столицы продуктами

Ибн Халдун
Последнее сообщение от SarmaT в :

Сторона первая: как мы упоминали, (царская власть) должна стремиться монополизировать славу. Пока слава – общая для всей группы, и вся группа стремится к одной цели, стремление ее членов к доминированию над другими и к защите своих владений является образцом сильного чувства, воплощением мощной энергии; они все стремятся к славе и способны умереть ради славы, предпочитая смерть бесчестию.

Если же слава монополизируется одним из членов группы, это подрывает их `асабиййу; он (монополизировавший славу) подчиняет себе остальных членов группы, становится хозяином их владений, а (остальные члены группы) облениваются и больше уже не стремятся к завоеваниям. Их дух приходит в упадок, они привыкают к своему униженному, рабскому положению.

Следующие поколения воспитываются в этих условиях, они рассматривают то, что они получают от правителя, как плату за военную и иную службу, и какая-либо другая мысль даже не приходит им в голову; наемники же вряд ли будут готовы к самопожертвованию. Это ослабляет династию, подрывает ее мощь. Династия движется к бессилию и упадку, ибо (ее) `асабиййа разрушается через утрату ее членами смелости.

Сторона вторая: как мы уже упоминали, царская власть по самой своей природе требует роскоши. Потребности (членов династии) растут, их расходы начинают превышать то жалование, которое они получают (из казны); их доходов недостаточно для того, чтобы покрыть их расходы. Обедневшие погибают. Расточительные расходуют все свое жалование на предметы роскоши. Это еще больше усугубляется в последующих поколениях, так что в конце концов всех их доходов оказывается недостаточно для того, чтобы покрыть их потребности в предметах роскоши. Им не хватает все больше средств. Когда правители требуют от них покрытия расходов на войны и набеги, то не могут с них этого получить. Тогда (правители) налагают (на народ) разные поборы, захватывают у многих их собственность в пользу либо себя самих, либо своих детей, либо сторонников династии. Это ослабляет народ, а слабость народа ведет к ослаблению правителя.

Кроме того, когда престижное потребление династии растет, а жалования ее членов не хватает для покрытия их потребностей и расходов, правитель, т.е. правительство, вынужден повышать это жалование, чтобы покрыть нехватку. Объем (законного) налогообложения – величина фиксированная, изменить его нельзя. Если налогообложение растет за счет новых незаконных поборов, то и после увеличения объем собранных налогов остается ограниченным. А когда налоговые сборы уходят на покрытие выплат все растущего жалования (членам династии), которое растет из-за все растущего престижного потребления и связанных с ним расходов, это ведет к сокращению численности вооруженных сил по сравнению с тем, что наблюдалось до увеличения размеров жалования (выплачиваемого членам династии).

Престижное же потребление все продолжает расти, в результате чего растут и размеры жалования, а из-за этого численность вооруженных сил все больше сокращается. Все это повторяется и по третьему, и по четвертому кругу, в результате чего армия сокращается до минимально возможного размера, военный потенциал династии из-за этого ослабевает, ее мощь падает; соседние династии или подчиненные правящей династии племена и общины смелеют (и начинают атаковать) ее, а Бог позволяет ей испытать кончину, которая предначертана Им для всех Его творений…

[Глава III, раздел 12 (Ibn Khaldūn 2004:220–1]
Подобно людям династии имеют естественную продолжительность своей жизни

Знай, что естественная продолжительность жизни человека, как утверждают врачи и астрологи, 120 лет, что представляет собой большой лунный год в обозначении астрологов. В каждом поколении эта продолжительность различается в зависимости от планетных конфигураций, она может быть, как больше, так и меньше указанной цифры. При определенных расположениях планет она составит ровно 100 лет, при других – 50 или 80 или 70 в зависимости от наблюдаемых астрологами планетных конфигураций. Продолжительность жизни тех, кто исповедует нашу веру (т.е. мусульман), – между 60 и 70 годами, как об этом сказано в хадисах, и естественную продолжительность жизни, т.е. 120 лет, она превышает очень редко, при крайне редких планетных конфигурациях, как это произошло в случае с Ноем (мир ему!) и с небольшим числом представителей народов ад и самуд. Что касается продолжительности существования династий, то и она может различаться в зависимости от астрологических конфигураций; однако в большинстве случаев эта продолжительность не превышает срока жизни трех поколений… Первое поколение сохраняет бедуинские качества, бедуинскую суровость, бедуинскую яростность, порожденную полной лишениями жизнью в пустыне, храбрость, отвагу, они считают славу группы своей славой; поэтому их `асабиййа сохраняет свою силу. Они мощны, их боятся, им подчиняются.

Второе поколение под влиянием царской власти и легкой жизни переходит от бедуинского к цивилизованному образу существования, от существования полного лишений к роскоши и изобилию. Если их отцы считали славу группы своей славой, то теперь ее монополизирует один из них; остальные же облениваются и уже не стремятся к ней. На смену чувству гордого превосходства приходит чувство униженной подчиненности. Таким образом сила `асабиййи несколько надламывается. Они привыкают к унижению и подчинению. Но многие (из достоинств первого поколения) у них остаются, потому что они непосредственно общались с первым поколением, видели образ его жизни, были свидетелями его доблести и стремления к славе, его решимости защищаться и обороняться. Все это не может пропасть у них полностью, хотя многое и уходит. Они живут в надежде на то, что ситуация первого поколения вернется, или в иллюзии, что она по-прежнему сохраняется.

Третье же поколение совсем забывает эпоху бедуинской жизни, ее суровость, как будто этого никогда и не было; оно утрачивает (ощущение) сладости славы и `асабиййу, так как над ним властвуют силой; престижное потребление достигает среди них своего предела, потому что они так отдаются благополучной спокойной жизни. Они становятся полностью зависимыми от династии, они похожи на женщин и детей, нуждающихся в том, чтобы их защищали, `асабиййа окончательно исчезает. Они разучиваются защищаться, обороняться и нападать. Своими знаками отличия, (роскошными) одеждами, конями и манерами они вводят людей в заблуждение (не давая видеть упадок династии), а ведь в большинстве своем они трусливее женщин. Когда кто-нибудь на них нападает, они не сопротивляются, и правитель тогда нуждается в опоре на других, более храбрых. Он заводит себе множество клиентов и приспешников, которые до какой-то степени помогают династии, пока Бог не позволит ее уничтожения, и династия уходит со всеми ее носителями. Итак, как можно видеть, за три поколения династия слабеет и приходит в упадок. Таким образом, в четвертом поколении престиж (предков) окончательно разрушается, как было сказано выше в связи с вопросом о том, что слава и престиж не передаются более чем на четыре поколения…

[Глава III, раздел 14 (Ibn Khaldūn 2004:225)]
Вначале роскошь дает династии дополнительную силу

Причина этого заключается в том, что племя, добившееся царской власти и роскоши, плодовито и порождает много детей, а (элитарная) община растет (особенно быстро); кроме того растет число их клиентов и приспешников. Их потомство вырастает в обстановке изобилия и благополучия и увеличивает собой число членов (царствующего) племени и его силу, так как число его семейств растет из-за роста численности (царствующего племени)…

[Глава III, раздел 15 (Ibn Khaldūn 2004:226–8)]
Фазы династийного цикла, и как бедуинские начала трансформируются на разных фазах цикла[2]

Знай, что династия проходит через разные фазы и имеет дело со все новыми условиями; так как условия, свойственные каждой новой фазе, отличаются от свойственных предыдущей, то с ними меняется и характер сподвижников династии, так как характер зависит от конкретных условий. Число фаз династийного цикла, как правило, не превышает пяти.

Первая фаза: это фаза успеха, захвата царской власти у прежней династии и поражения ее защитников. На этой фазе правитель служит образцом для своего племени в том, как он добивается славы, как он собирает налоги, как он защищает и обороняет (их) владения. Он не пытается ничего захватить лично для себя, потому что (высокая) `асабиййа не позволяет ему так поступать, а обладание ею является условием захвата власти (у старой династии), при том что (на этой фазе сила) `асабиййи еще не начинает уменьшаться.

Вторая фаза: это фаза, на которой (правитель) устанавливает полный контроль над своим народом, монополизирует царскую власть и отстраняет своих соплеменников от участия (в осуществлении власти). На этой фазе правитель озабочен максимальным увеличением числа своих приспешников и клиентов, для того чтобы удержать под контролем обладателей одной с ним `асабиййи, принадлежащих к одному с ним клану, одного с ним происхождения, имеющих сходные с ним права на царскую власть. Он отстраняет их от власти, оттесняет их от ее источников, так что вся полнота власти оказывается в руках его семьи. Он монополизирует всю славу в пользу своего дома. Он расходует столько же или больше сил на то, чтобы отстранить и подчинить (своих соплеменников), сколько его предшественники потратили на захват царской власти. Основатели династии боролись с иноплеменниками, в чем их поддерживали абсолютно все обладатели одной с ними `асабиййи; (правитель же второй фазы) борется со своими близкими, в чем его поддерживает лишь небольшое число далеких от него людей, так что ему приходится решать трудную задачу.
Третья фаза: это фаза отдыха и покоя, когда династия наслаждается плодами царской власти, которые являются объектами человеческого вожделения; речь идет о приобретении имущества, увековечивании себя в разного рода сооружениях и самопрославлении; (правитель) расходует свою энергию на сбор налогов, сведение доходов и расходов, расчет затрат, строительство монументальных сооружений, гигантских строений, больших городов, и высоких построек, дары благородным посольствам из других держав и племен, а также раздачу даров своим собственным людям. Кроме того он удовлетворяет потребности своих приспешников и своего окружения в деньгах и назначениях. Он устраивает смотры своим войскам, хорошо им платит и выплачивает им в полном объеме ежемесячное содержание, что проявляется в (роскоши) их одеяний и блеске их вооружения, что производит впечатление на дружественные династии и устрашает династии враждебные. Эта фаза является последней, когда правитель обладает всей полнотой власти, потому что на всех этих фазах правители независимы в своих суждениях, они наращивают свою мощь и указывают дорогу тем, кто идет за ними.
Четвертая фаза: это фаза довольства и миролюбивости. На этой фазе правитель испытывает удовлетворение тем, что построили его предшественники. Он живет в мире с равными ему по статусу царями. Он следует традициям своих предшественников и старается идти стопа в стопу вслед за ними; он старательно имитирует стиль их поведения. Он полагает, что отход от их традиций будет значить разрушение его власти, и что они знали лучше (как сохранить ту) славу (династии), которой они сами и добились.
Пятая фаза: это фаза расточительства и растрачивания. На этой фазе правитель растрачивает накопленное предшественниками на удовольствия и развлечения, (проявляя избыточную) щедрость по отношению к представителям своего окружения и устраивая с ними пиршества; он подыскивает себе подлых низкородных приспешников, которым поручает самые важные государственные дела, которые они сами не компетентны решать. Правитель преследует ведущих государственных деятелей и сподвижников своих предшественников, так что те начинают его ненавидеть и устраивают против него заговоры. Его войско тает, так как он расходует (деньги, предназначенные на) содержание войска, на свои удовольствия; он лишает (военных) доступа к нему вместо того, чтобы должным образом (о войске) заботиться. Таким образом он разрушает основание, заложенное его предшественниками, крушит то, что они построили. На этой фазе династию охватывает упадок, она заболевает неизлечимой хронической болезнью, и с неизбежностью гибнет, что будет объяснено нами позднее при рассмотрении соответствующих условий. А Бог – это лучший из возможных наследников.

[Глава III, раздел 36 (Ibn Khaldūn 2004:342–4)]
О налогообложении и причинах низких и высоких (налоговых сборов)

Знай, что в начале династийного цикла налоговые сборы высоки при малых ставках налогообложения, а в конце династийного цикла они низки при высоких ставках налогообложения. Причина этого в том, что когда династия (строго) придерживается религиозных предписаний, она собирает только (законные) налоги, предписанные Шариатом, садаку, харадж и джизйу; и ставки налогообложения невелики, так как размер заката на имущество, как ты знаешь, невелик, то же относится и к закату с зерновых и скота; то же правильно по отношению к джизйе, хараджу и всем другим налогам и сборам, предписанным Шариатом; все они имеют четко очерченные границы, которые нельзя переходить. Когда (в начале цикла) династия следует по пути доблести и `асабиййи, то она строится на бедуинских началах, как было сказано ранее; а бедуинские начала требуют снисходительности, благородства, скромности, уважения чужой собственности и неприятия ее присвоения за исключением чрезвычайных обстоятельств. Поэтому налог на каждую единицу обложения, сумма сборов с которых и составляет общий налоговый сбор, невелик. Когда налогоплательщикам не надо платить много налогов, они проявляют активность и мотивированность в своей деятельности, экономика растет из-за низкого налогообложения, а вместе с ней растет и сумма налоговых сборов. Когда правление династии продолжается, цари последовательно сменяют друг друга и привыкают к утонченности и изяществу, бедуинские начала умеренности и самоограничения уходят, царская власть становится тиранической, а цивилизация – утонченной, члены династии предаются многознанию, их привычки и потребности становятся более разнообразными из-за той обстановки благополучия и роскоши, в которую они погружены. В результате ставки налогов и поборов, собираемых с податного населения и (в том числе) наемных работников, феллахов и всех остальных налогоплательщиков, растут. Растет размер поборов, собираемых с каждой единицы налогообложения, с тем, чтобы увеличить общий объем налоговых сборов; предметы торговли облагаются пошлинами, взимаемыми у городских ворот, как мы расскажем об этом далее.
Затем ставки налогообложения постепенно растут (и далее), так как растут и потребности (членов) династии в предметах престижного потребления, а это ведет к росту их расходов. Рано или поздно размер налогов достигает такого уровня, что податное население не в состоянии их выплачивать. Тяжелые налоги становятся обязательными и входят в традицию, так как их рост происходит постепенно, и никто не знает, кто конкретно ввел тот или иной налог или увеличил его. Так что (новые налоги) ложатся на податное население как его вошедшее в традицию обязательство. Размеры налогообложения растут выше каких-либо справедливых границ. В результате этого заинтересованность податного населения в экономической активности исчезает, так как, когда оно сравнивает свои расходы и то, что оно должно уплатить в виде налогов, с одной стороны, со своими доходами, с другой, оно видит, что никакой прибыли оно не получит, и теряет всякую надежду. В результате многие (представители податного населения) воздерживаются от всяческой экономической активности. В итоге общая сумма налоговых сборов уменьшается. Зачастую, когда (власти) замечают это уменьшение, ставки налогообложения увеличиваются. Это рассматривается в качестве компенсации данного уменьшения. Наконец, ставки налогообложения достигают своего предела. Дальше увеличивать их просто невозможно. Издержки любой экономической активности теперь слишком велики, налоги слишком высоки, а ожидаемые прибыли так и не материализируются. В результате, общая сумма налоговых сборов продолжает уменьшаться, а ставки налогообложения продолжают расти, так как (власти) полагают, что подобное увеличение должно компенсировать уменьшение суммы налоговых сборов. В конце концов, экономика приходит в упадок, потому что исчезают стимулы для экономической активности. От этого страдает (и) сама династия, так как (и) она получает выгоду от экономической активности (податного населения). Если ты поймешь это, ты осознаешь, что наиболее мощным стимулом экономического роста является снижение ставки налогов с экономически активного населения до минимально возможного уровня. При наличии этого условия это население будет психологически мотивировано заниматься экономической активностью, так как оно будет уверено, что в результате этой деятельности оно получит прибыль. Бог – собственник всех вещей.

[Глава III, раздел 49 (Ibn Khaldūn 2004:369–70)]
В конце династийного цикла население многочисленно, и тогда наблюдается большое число эпидемий и голодных лет

Знай, что ранее (нами) было установлено, что в начале (династийного цикла) династия с необходимостью осуществляет свою власть благоприятными (для населения, мягкими, добрыми) методами, и ее правление – справедливо. Происходит это либо по причинам религиозного плана, если династия пришла к власти в результате религиозного движения, либо из-за благородного и благожелательного отношения к другим, обусловленного бедуинским началами, естественными для династий (в начале цикла). Когда правитель доброжелателен и благодетелен, это вселяет в податное население надежду и стимулирует его экономическую активность и создает для нее необходимые условия; в результате наблюдается как экономический, так и демографический рост. Это происходит постепенно; результаты (данных процессов) становятся заметными как минимум после одного-двух поколений. К концу двух поколений династия приближается к пределу естественного срока своего существования, к этому моменту экономический и демографический рост достигает своего максимального уровня. Сказанное не противоречит тому, о чем мы говорили выше, тому, что последние (годы династийного цикла) характеризуются несправедливым (управлением) податного населения и плохой администрацией. (Последнее) правильно, но не противоречит сказанному (в начале этого раздела), так как хотя несправедливая администрация и наблюдается на этой фазе, а налоговые сборы уменьшаются, деструктивные последствия этого для экономики становятся заметными только через какое-то время, потому что соответствующие естественные процессы развиваются постепенно. В результате же (этих процессов) на последних (фазах) династий часто случаются голодные годы и эпидемии. Что касается голодных лет, то причиной им служит то обстоятельство, что большинство людей (в это время) воздерживается от (адекватной) обработки земли из-за (характерного) для последних (лет династии) разграбления собственности (податного населения) через разного рода налоги и незаконные поборы или из-за смут, вызванных недовольством податного населения, и мятежей, спровоцированных ослаблением династии. Поэтому запасается все меньше продовольствия. Состояние же сельского хозяйства и количество производимого им продукта в разные годы различается; естественным образом (в разные годы) выпадает разное количество осадков, оно то больше, то меньше, а поэтому и (в разные годы) зерна, плодов, молока тоже (производится) то больше, то меньше. Люди для обеспечения себя продовольствием (в неурожайные годы) создают запасы продовольствия. Если запасы продовольствия исчерпаны, людей ждут голодные годы, продовольствие дорожает, нуждающиеся не могут его приобрести и погибают; если же запасы продовольствия отсутствуют несколько лет подряд, то голод становится всеобщим.
Большое же число эпидемий (, наблюдаемое в этот период,) вызвано вышеупомянутыми многочисленными голодными годами и смутами, спровоцированными ослаблением (династии), усобицами, вот и случаются эпидемии…

(перевод А. В. Коротаева)

По поводу безоружности граждан РФ
Последнее сообщение от SarmaT в :

До покорения персами лидийцы были народом храбрым и воинственным; их конница считалась лучшей, они славились как изобретатели гимнастических военных игр. Персидский царь Кир систематически уничтожал воинственный дух народа, запретил лидийцам носить оружие, велел их обучать вместо военных упражнений пению и танцам и положил начало той изнеженности, которая составила потом дурную славу этого народа.

Нравственность лидянок была невысока; девушки без ущерба для своей доброй славы зарабатывали приданое проституцией. Наиболее распространён был религиозный культ Кибелы; существовал и фаллический культ (в древних могильных курганах Лидии везде почти находили исполинские фаллосы). Наука и литература в Лидии никогда, кажется, не процветали. Весь интерес жителей был сосредоточен на торговле. Лидийцам приписывается первая мысль о гостиницах и чеканке монеты.

Самобытная архитектура их сохранилась лишь в могильных памятниках в виде круглых, конусообразно кончающихся строений.

>> Вывод:
пения, танцы и проституция оставляют от народа лишь могильные памятники.

Уклонение от брака и законы Августа
Последнее сообщение от SarmaT в :

Упадок семейных добродетелей и разорительная роскошь римских дам снижали в мужчинах склонность к семейной жизни. Число холостых и бездетных среди знати и даже в среднем сословии быстро увеличивалось, а вместе с ним снижалось число детей. К концу римской республики положение настолько ухудшилось, что Август и последующие императоры пытались изменить ситуацию путём принятия законов, ограничивавших гражданские права холостых граждан и предоставлявших некоторые привилегии женатым гражданам, преимущественно многодетным.

Законы императора Августа о браке предусматривали, что мужчина был обязан жениться между 25-60 годами, а женщины — между 20-50 годами. В случае нарушения закона они не имели права наследовать, отлучались от общественных игр и празднеств (последний пункт отменил сам Август в 12 году до н. э.).

Гражданам также вменялось иметь детей. По закону о безбрачии и бездетности не имевшие детей женщины, которым исполнилось 20 лет, наказывались штрафом, мужчины платили штраф за бездетность по достижении 25 лет. После рождения третьего ребёнка женщина больше не платила налогов с личного имущества в соответствии с законом трёх детей и освобождалась от власти мужа.
http://imc.rkc-74.ru/dlrstore/8/8769dcbe-c159-4499-a9c9-ed41a9c9931a/42.jpg

Глава 6. Мат. модель людоедской урбанизации
Последнее сообщение от SarmaT в :

Для изучения того, как сокращение рождаемости в городах влияет на демографию, была построена мультиагентная модель, описывающая взаимоотношение городского и аграрного населения.

Агенты могут являться либо горожанами, либо крестьянами.

Агенты-горожане с каждым поколением снижают коэффициент рождаемости, и смертности (объективный процесс в урбанизированном обществе потребления). В тоже время, горожане повышают технологический уровень цивилизации, производительность труда крестьян возрастает.

Агенты крестьяне НЕ вносят вклад в технологический уровень, но имеют стабильно высокую рождаемость.

При наличии излишков пищи, возникает миграция крестьян в город, так как считается, что существование в городе более привлекательно.

Переселившись в город, крестьяне первое поколение сохраняют высокую рождаемость, но с каждым поколением все больше перенимают признаки горожан: падает рождаемость, растет вклад в технологическое развитие. Во время голода горожане не могут переселяться обратно в сельскую местность. В результате эксперимента был получен график1:
http://keep4u.ru/imgs/b/2010/01/17/bd/bd0dada51efbc8418de05ace4249314e.jpg

Зеленая линия – общая численность популяций, красная – крестьян, синия – горожан.
Несмотря на первоначальный экспоненциальный рост, динамика системы постепенно меняется и популяция деградирует.

Несмотря на то, что рождаемость аграриев на всем протяжении эксперимента была выше смертности, миграция в города привела к вымиранию деревни и городов. В модели отсутствует миграция извне. Без доступа к внешним людским ресурсам высоко урбанизированная цивилизация неизбежно приходит в упадок, несмотря на рост уровня науки и техники.

pogorily написал довольно неплохой пост, перекликающийся с демографической проблемой: о перспективах капитализма в РФ Развитие капитализма в России уже невозможно (т.е. отказавшиеся от него чубайсо-илларионовы правы, не надо тратить средства на заведомо провальное дело). И, скорее всего, было невозможно и в начале XX века. Дело в том, что капитализм, в отличие от предшествующих укладов, не является самостоятельным. Для него принципиально необходимы предшествующие уклады. В частности, деревня (вовсе не капиталистическая) как источник дешевой рабочей силы. На этом поднималась в XIX веке Англия, в конце XIX-первой половине XX века США, ныне Китай. Причем капитализм паразитирует на этих укладах, забирая у них ресурсы слишком задешево, не обеспечивая самовоспроизводства этих нужных ему ресурсов (того же сельского населения, например - это называется урбанизация). Тем самым он разрушает эти уклады - основу, без которой существовать не может. Разрушив их у себя, он начинает экспорт этого разрушения (неразрывно связанный с импортом нужных ему ресурсов) в другие страны. Проявление этого, в частности - нынешний вывоз всего материального производства в "третий мир".
(Кстати. С закрытостью японского общества, отсутствием ввоза в Японию "гастарбайтеров" и т.д., я полагаю, неразрывно связана происходящая стагнация Японии.
Почему несмотря на вывоз производств в "третий мир" капстранам нужен импорт гастрабайтеров - потому что не все производства можно вывезти. Печь свежие булочки, прокладывать и ремонтировать дороги, убирать мусор можно только на месте.)

bazelinsky
Гул от семимильных шагов урбанизации слышен по всей планете. В прошлом году количество городского населения в мире сравнялось с сельским, а к 2030-му году в городах будут проживать 60% всех людей. Тогда как сто лет назад горожанами могли назвать себя всего лишь около 15% жителей Земли. В Украине по данным на 1 апреля 2008 года уровень урбанизации составил 68,3%. А перед индустриализацией 1920-х годов около 80% украинцев были сельскими жителями.

Эта статистика дает очень простой и логичный вывод – города растут за счет сел. Во всемирном масштабе роста сельского населения вообще не наблюдается, весь прирост создается за счет городов. Это притом, что рождаемость в городах ниже. Значит, города формируются «понаехавшими».

Такие выкладки известны мэру любого города. Даже самого отдаленного и малонаселенного.

Среди жителей Киева также становятся все более актуальными разговоры о нашествии из регионов. Якобы они разрушают «традиционную столичную культуру», создают ценовые проблемы, необоснованно пользуются льготами, да и вообще часто обходят киевлян на карьерной лестнице.

Но при ближайшем рассмотрении все доводы горожан оказываются несостоятельными. Для начала поймем, сколько вообще есть «коренных» киевлян, то есть тех, чьи предки хотя бы до третьего поколения жили в столице. В 1945 году в Киеве осталось 470 тысяч жителей. Даже если все бы они остались в городе, а не уехали по «распределению», по «комсомольской путевке», по разным служебным и личным делам, если бы киевляне женились бы только на киевлянках, то при среднеукраинском уровне прироста населения мы бы имели сегодня около 800 тысяч коренных киевлян. Это только 29% нынешнего населения столицы, а фактически гораздо меньше. Значит, Киев второй половины ХХ века – результат активной деятельности в основном приезжих. Без их усилий не были бы восстановлены памятники архитектуры, построены современные проспекты и парки, возведены и введены в эксплуатацию огромные предприятия. Культуру и науку также развивают бывшие жители периферии.

Глава 5. Россия - Сырьевая империя.
Последнее сообщение от SarmaT в :

Уже более 2 веков не утихают споры о том, откуда есть и пошла русская земля. На мой взгляд, спор некорректен.

Напомню, норманнисты утверждают, что государственность на Русь принесли варяги, а одно из племен норманнов носило имя «Русь».

В пользу этой версии говорят многочисленные археологические находки, доказывающие тесные контакты норманнов и славян. Неоспоримым доказательством являются имена первых Рюриковичей: Олег, Игорь - это типичные переделанные на русский лад норманнские имена.

Действительно, власть над некоторыми славянскими племенами в определенный момент вполне могла перейти и к дружине норманнского происхождения, однако это событие не может служить основанием для утверждения, что славяне были менее цивилизованны, чем норманны.

Наоборот, более цивилизованная и урбанизированная элита славян быстрее вырождалась, теряла асабию (сплоченность, пассионарность). Разложившиеся от торговых сношений с Византией и Халифатом родоплеменные порядки славянских и хазарских дружин постепенно привели к тому, что старая знать уступала в борьбе более варварскими дружинам с Севера.

Другим фактором объединения славянских земель была технологическая революция в корабельном деле. Благодаря удешевлению речных перевозок, стало возможно контролировать более обширные территории.

Другая фракция историков уверена, что славяне самостоятельно достигли такого уровня развития цивилизации, который позволил им создать централизованное и обширное государство - Киевскую Русь.

В пользу этого говорят отличия славянской культуры от норманнской. Сами норманны частенько называли Русь Гардарикой, страной городов. Подобное название викинги могли дать только такой стране, в которой намного больше городов, чем в самой Скандинавии.

Однако создать единое государство славянские и хазарские дружины увы не успели. Конец 9 века является началом 400 летнего цикла доминирования Запада. Византия разваливалась, как карточный домик. Арабский Халифат также к этому моменту находился в перманентном кризисе.

Вероятно, подобные процессы не могли не сказаться на доходах проторусских государств-каганатов. Экономическая формация поменялась, требовался как минимум век для перетряски элит. Так что славянское государство, так или иначе, было бы создано и без варягов, варяги лишь ускорили этот процесс.

Гораздо логичнее искать не истоки русского государства, не мифические земли и народы, породившие славян - всё это не так уж и важно, главное - понять: благодаря каким экономическим и социальным предпосылкам на карте средневековой Европы появилось первое русское государство?

Поиски пресловутой родословной Руси бесполезны, история не избавилась от детских болезней, ведь именно для вычисления родословных царей и вельмож и зародилась эта псевдонаука. Царям для предъявления законных претензий на земли либо трон архиважно обнаружить августейшего прадедушки, который основал Рим, ну, или на худой конец Русь.

Для обывателя подобная постановка вопроса вряд ли интересна. Какая разница, пришли ли славяне из-за Карпат или из Семиречья, говорили ли они на санскрите или на японском. А вот об экономической и социальной подоплеке возникновения, расцвета и упадка древнего государства, располагавшегося на территории нынешней России, Белоруссии и Украины гражданам этих стран знать было бы полезно. Тем более что с тех времен мало что поменялось в правилах симбиоза варварских империй и городских федераций.

Как же выглядит Киевская Русь в призме моей парадигмы развития цивилизаций.

Вначале, необходимо понять механику зарождения государства в подобных неблагоприятных для сельского хозяйства территориях. Почему чукчи не создали своей державы, ведь времени у них было предостаточно? А зачем? Зачем в натуральном хозяйстве охотников, собирателей и пастухов городить государство? Им и без этого хорошо жилось.

Вероятно, до поры до времени такая же ситуация была и у восточных славян. Жили тихо, никого не трогали, участвовали в Великом переселении народов, но было это давно, Рим рухнул, а ранние феодальные государства погрузились во тьму средневековья. Тишь и гладь, а главное стабильность. Однако пребывать в вечном сне русской нации не пришлось...

Гибель Западной Римской империи образовала цивилизационный вакуум в Европе. Но на земном шаре развитие не остановилось. Возвысилось Ромейское царство и Арабские государства. Эти империи пошли по описанному мной ранее сценарию: скачок продуктивности, рост урбанизации, недостаток ресурсов, торговые и военные походы в нецивилизованные земли за ресурсами. В этом особо преуспела арабская цивилизация.

Мусульмане доминировали от Волги до Центральной Африки и от Западной Африки до Индии. Молодая цивилизация действовала активнее Византии, избыток дешевой рабочей силы привел к резкой экспансии арабского мира. Византия же сохранила в себе болезни городской цивилизации старого Рима и довольствовалась таможенными пошлинами с торговых путей, ромеи боялись рисковать своими драгоценными жизнями как в войнах, так и в торговых экспедициях.

В результате Византия состарилась и пала раньше мусульманской цивилизации, которая хотя и была в кризисе но до сих пор имеет место на политической карте мира.

На рынках Византии доминировали купцы иностранцы. Одними из таких купцов стали предприимчивые и бесстрашные викинги, они охотно проникали в Византию, торговали, нанимались в телохранители и т.д.

Конкурировать с искусными ремесленниками Константинополя норманны не могли. Оставался один способ выйти на рынки городских цивилизаций - торговля рабами. Демографические проблемы и обеднение крестьян Ромейской империи чрезвычайно повышали спрос на рабов. Вот именно продажей рабов и занялись викинги.
Где же взять рабов. Вариант первый - купить. Действительно можно покупать меха, мёд и рабов, а затем перепродавать их в Византию. Но себестоимость добычи мехов и вообще жизни в северных условиях должны быть намного дороже возможных прибылей от продажи. Вариант второй - отобрать у туземцев, обложить племена натуральной данью.

Форменный грабеж. Только ограбив и закабалив народы, военная элита могла выйти на византийские рынки с конкурентоспособным товаром. Однако своих немногочисленных соплеменников и родственников продавать долго нельзя, поэтому за поиском живого товара викинги и отправились в Европу.

Суровые условия Скандинавии тормозили развитие сельского хозяйства, викинги занимались охотой, рыболовством и собирательством. Подобные жесткие условия необычайно закаляли характер и не давали духу рыночных отношений испортить военную элиту норманнов, по крайней мере поначалу.

К тому времени правящая верхушка европейских государств давно сидела на сырьевой игле. Сырье и рабов экспортировали в Византию и Арабский мир, викинги легко устранили растолстевших рэкетиров и заняли их места, на время сплотив раздробленные княжества.

Земли восточных славян лежали на перекрестке двух оживленых торговых путей: из Варяг в Греки и волжского пути к арабам. На Днепре заправляли викинги-варяги, на Волге, первенство держали арабы. Именно поэтому славяне в последствии стали Православными, а Волжские болгары - мусульманами.

Самые смышленые викинги вскоре поняли, что вовсе не обязательно лично ходить в Константинополь, гораздо удобнее сесть на реке, взымать с гостей пошлину и собирать натуральную дань с племен. Так оно и случилось. На реках как грибы выросли крепости и рынки для работорговцев. В конечном итоге в результате естественной конкуренции один из кланов варяжского происхождения сумел стать монопольным владельцем пути из Варяг в Греки.

Первый социальный кризис династии Рюриковичей, убийство Князя Игоря, вынудил варягов умерить эксплуатацию славян. Доходы резко сократились, выходом из ситуации стала экспансия на болгарский участок торгового пути из Варяг в Греки, а также на Волгу.

Своеобразными аналогами Петра Великого, прорубающего окна к более развитым рынкам, стали знаменитый князь Святослав и Владимир. Святослав решил одним махом полностью подчинить себе оба торговых пути.

Вначале он захватывает Волжскую Булгарию, затем уничтожает Хазарский каганат, но вероятно, осознает, что не распологает достаточными ресурсами, чтобы удержать власть на Волге, где чуждое население и жесткая конкуренция арабских купцов. Так или иначе, но Святослав обращает взор на путь в Грецию.

Болгария в те времена бала аналогом нынешней Польши и Украины. Русские купцы зачастую вынуждены были торговать не в самом Константинополе, а в Болгарии. Святослав попытался перенести столицу на Юг и устранить лишнего посредника, но потерпел неудачу.

Воевала Русь и с Византией, отстаивала интересы торговцев.
По мере обрусения викингов, развития сельхоз. в северных регионах, Русь переквалифицировалась из главного поставщика рабов в главного кормильца зерном. Князья русские стали пассивнее, родовая сплоченность рюриковичей растворилась в полуцивилизованном Киеве, иссяк наплыв викингов-варваров.

Упадок Византии, бурный рост итальянских и немецких городов способствовали оскудению Киевской Руси. Произошло переориентирование регионов, и некогда единый путь из варяг в греки перестал служить центростремительной силой. Новгород торговал с северной Европой, Киев продолжал поддерживать торговые отношения с Югом, Северо-Восточная Русь процветала за счет волжской торговли с арабами.

В 10-13 веках начался новый глобальный кризис, в результате которого лидерство вновь перешло к Востоку.

Московское государство монгольского периода довольно долго топталось на месте и оставалось в стороне от магистральной линии развития человечества. Слишком затратный был экспорт сырья без наличия доступа к торговым путям.

Захват окончательно разложившегося Новгорода, установка полного контроля над Волгой, выход к Балтийскому морю дал новый толчок возрождающейся сырьевой империи.

Появились деньги на отстройку Кремля, на создание боеспособной армии и роскошных дворцов.

Ливонская война за крупные торговые фактории Литвы и Польши окончилась неудачно. Однако через полтора столетия Петр Великий и Екатерина Вторая вновь открыли для России торговые пути на Запад и Юг
.
Благодаря возможности вывозить все большее количество зерна самодержавие усилило эксплуатацию крестьян.

Вплоть до 1918 года. Голодающая Россия экспортировала хлеб, а административная и военная элита пытались имитировать жизнь Западной Европы.

Приглашались западные специалисты, сырьевая империя была успешна в войнах, так как обладала большим мобилизационным ресурсом, чем цивилизованные западные страны. Огромные траты на военные технологии временами делали русского солдата конкурентоспособным на европейских театрах боевых действий.

После воссоздания империи Сталиным, старые порядки вернулись. Вновь кровь и пот русского крестьянства шли на экспорт. И только после роста экспорта нефти, русский народ смог вздохнуть легче, перестать голодать. Однако в случае потери нефтяного сектора экономики, Россию могут ждать тяжкие времена.

Из этого краткого анализа видно, что Русское государство это типичная сырьевая варварская держава, элита которой присасывается к торговым путям и эксплуатирует либо природу, либо собственный народ, пытаясь приблизиться к стандартам уровня жизни в городской цивилизации.

Грабеж как метод хозяйственной деятельности накладывает отпечаток на пресловутый менталитет как народа, так и элиты. Но даже элита не чувствует себя в полной мере счастливой, как их цивилизованные коллеги. Поэтому на Руси всегда были перебежчики, предатели, олигархи.

Отлаженный механизм мобилизации ресурсов во время бесконечных войн в одинаковой мере ударял и по помещикам, они конечно стремились освободиться от обязанности служить, но власть некоторое время не могла идти на компромисс, иначе через некоторое время само существование державы будет поставлено под вопрос.

Сырьевая держава - придаток, обслуживающий передовые цивилизации. Чтобы заработать, житель сырьевой империи должен захватить как можно больше власти и уже потом конвертировать её в деньги, высасывая соки либо с простых людей, либо с самого государства.

Преобладание второго часто приводит сырьевые империи к упадку, но вскоре наиболее сплоченная и пассионарная банда упырей восстанавливает державу, захватывает новые торговые пути либо ресурсы, с одной лишь целью. Обеспечить добычу и вывоз дармового сырья в городскую цивилизацию, ибо по-другому невозможно пробиться на рынки городских цивилизаций.

Гражданин РФ - никто для государства, грязь, быдло для грабежа и эксплуатации. Гражданин городской республики - это совсем другое. Конкуренция идей и технологий, конкуренция промышленных товаров вынуждают элиту цивилизованных государств заботиться о промышленниках и даже о самых неквалифицированных рабочих.

Конечно всегда есть соблазн тоже заняться грабежом, зачастую такое и случается, однако в целом цивилизованный способ хозяйствовани более эффективен для городской цивилизации. Источник прибыли - счастье человека. Если предприниматель выпускает некую продукцию или услугу, создает инновации и технологии, то выигрывает не только он, но и вся городская цивилизация.

В сырьевой державе подобный предприниматель-новатор неконкурентоспособен не только на мировых рынках, но и у себя дома, он проигрывает сверхприбылям экспортирующих сырье корпораций.

Глава 4. Города-республики
Последнее сообщение от SarmaT в :

Ранее была описана эволюция земледельческих цивилизаций. Доминирующей формой государственного устройства этих обществ, как уже было сказано, является монархия. Однако древняя история знает примеры городов-республик. Наиболее известны Афины, Рим, Карфаген. Все эти великие города первоначально возникли как варварские сателлиты для земледельческих городов-амбаров. Принципиальным условием для перерождения варварской диктатуры в цивилизованную демократию является выгодное геополитическое расположения по отношению к торговым путям, хорошая защищенность от вторжения крупных сухопутных армий.
Рим как город появился в VIII в до н.э. в Лации, в нижнем течении Тибра. Само место способствовало его росту благодаря здоровому климату, реке, в устье которой добывалась соль, удобству положения невдалеке от моря, что облегчало связи с италийскими и заморскими народами. Бурный подъем сельского хозяйства Италии во II – I вв. до н.э. можно объяснить тремя причинами: широким внедрением рабства, развитием простого товарного производства, переходом от мелкого хозяйства к производству на крупных площадях.

Береговая линия Греции буквально изрезана, что позволяет устраивать множество укрытых гаваней. Горные массивы затрудняют переброску крупных сухопутных сил противника. Вследствие засушливости климата и недостатка удобной земли земледелие, как основная отрасль хозяйства, развилось только в немногих районах страны. Афиняне стали обменивать оливковое масло на скифское зерно. Транспортировали масло морем, предварительно расфасовав его в глиняные кувшины, а это в свою очередь стимулировало гончарное ремесло и развивало искусство мореплавания.
Скифский рынок повлиял и на серебряные рудники Греции, поскольку международная торговля требует денежной экономики и тем самым стимулирует разработку полезных ископаемых. Страна богата разнообразными природными ископаемыми: прекрасным мрамором, превосходной глиной; из металлов здесь добывали серебро, медь, свинец, позже железо, на острове Фасос — золото.

Золото добывалось также во Фракии (на территории современной Болгарии). Но некоторых металлов не хватало или было ничтожно мало (олово), и их приходилось ввозить. Все это вместе взятое – экспорт и импорт, промышленность, торговые суда и деньги вызвало к жизни развитие военно- морского флота. Таким образом, оголение почвы в Греции компенсировалось освоением моря.
Хлеба в материковой Греции в период развитие рабовладельческого общества обычно не хватало, и его приходилось уже тогда ввозить из других стран. Неизвестный греческий писатель, живший еще до Платона, так описывал преимущества власти над морем для греков: "Плохие урожаи - бич самых могущественных держав, тогда как морские державы легко их преодолевают.

Неурожай никогда не бывает повсеместным, а поэтому хозяева моря направляют свои корабли в те места, где нива была щедра... я бы добавил, что господство на море позволило афинянам... благодаря обширным внешним контактам обнаружить новые источники богатства. Деликатесы Сицилии, Италии.
Кипра, Египта, Лидии, Черного моря, Пелопоннеса или любой другой страны становятся доступны хозяевам моря".

Занимались древние финикийцы рыболовством, что естественно для морского народа. Неслучайно название одного из финикийских городов — Сидон, что означает “место рыбной ловли”. Большое богатство для страны представляли леса горного Ливана, которые изобиловали кедром и другими ценными породами. Финикийцы стали поставщиками олова для воинственных царей Азии; в финикийских портах тюки с оловом перегружали на спины ослов, и огромные караваны уходили через горы по степной дороге в Ашшур и дальше в города Вавилонии. Огромные прибыли от посреднической торговли положили начало преуспеванию городов Финикии - но настоящий расцвет был ещё впереди. Вслед за торговлей финикийцы освоили экспортное ремесло - если раньше они просто покупали, везли и продавали, то теперь они стали покупать сырье, обрабатывать его и продавать ремесленные изделия. В городах стали создаваться бронзоволитейные мастерские, в которых работало множество литейщиков, кузнецов, чеканщиков. Ещё большее развитие получило ткачество; финикийцы покупали шерсть у живших за горами пастушеских племен, ткали ее и окрашивали свои ткани пурпуром. Это был удивительный и редкий краситель, добывавшийся из береговых улиток; пурпурные ткани сохраняли свою свежесть столетия; это была одежда для царей и жрецов. Наконец, финикийцы сделали еще одно удивительное открытие - они изобрели стекло..
Ткани, стекло и бронза принесли необычайное процветание финикийским городам. Купцы и ростовщики жили во дворцах, над берегом возносились огромные храмы, в портах собирались сотни судов. Богатые города Финикии,
Тир, Библ, Сидон, напоминали своей жизнью великий Вавилон. Посланцы финикийской цивилизации, ремесленники и строители, разносили её славу по окрестным странам; они учили ремёслам пастушеские народы и возвели Великий
Храм в Иерусалиме. Для своих тайных записей купцы и мореходы изобрели алфавит, в котором каждый знак соответствовал одному звуку, а комбинации знаков слагались в слова. Это было великое изобретение; теперь, чтобы научиться грамоте, уже не нужно было несколько лет учить тысячи иероглифов.
Очень скоро тайна перестала быть тайной, и алфавит распространился по всему
Средиземноморью; его позаимствовали греки, римляне, а потом и многие другие народы.

Так постепенно в глазах людей формировался облик первой морской цивилизации: лес мачт на рейде, многолюдье рынков, богатство городов, купцы и ростовщики, считающие прибыль в своих конторах, ремесленники, создающие удивительные товары. Все это стало возможным благодаря морю, благодаря парусным кораблям, приходящим из дальних стран. Один корабль привозил товаров больше, чем караван верблюдов - в те времена настоящая торговля была возможна только по морю и торговые города возникали только у моря. Это был мир, непохожий на мир континентальных империй: торговое преуспевание, ввоз зерна и возможность эмиграции снижали демографическое давление, и в приморских городах сохранялась буржуазная демократия и свобода в сочетании с властью денег.
Базис республики – торговая олигархия. Деспотичные методы правления, присущие монархии не приносят нужный результат. Купцы могут избегать репрессий деспотов, уведя свои корабли и капиталы в другой город. Захватив рынки ослабевших городов-амбаров, города-республики в состоянии поддерживать высокий уровень жизни и большую численность населения. Но как и города-амбары республики не спешили захватывать новые территории. Торговцы ограничивались основанием торговых центров, портов, зачастую они довольно быстро получали независимость от метрополии. Проникновения городской цивилизации вглубь материков не происходило, однако влияние городов республик распространялось на тысячи километров вглубь материков в виде зарождающихся союзов племен и варварских княжеств сателлитов. Ремесла получили исключительно высокое развитие. Насчитывалось более сотни различных ремесел. В области кораблестроения были достигнуты значительные успехи – строились плавающие крепости в пять – семь этажей с экипажем до 1.000 человек, торговые суда грузоподъемностью до 1.000 тонн, способные перевозить до 500 пассажиров.

В IV в. до н.э. изобрели катапульту. С 400 г. до н.э. греки применяли стенобитные орудия для разрушения стен. Осадные башни применялись при штурме, с их помощью штурмующие легче взбирались на крепостные стены.

В 480 г. до н.э. персы переправились через пролив Геллеспонт по понтонному мосту. Их огромная армия, по преданию, двигалась по мосту семь суток.

Возвышение Афин в VII в. до н.э. связано с удачным географическим положением, обеспечившим резкое увеличение дохода от продажи вина и оливкового масла. Товарное сельское хозяйство, не отягощенное пратокрепостными формами, какие господствовали в Лакедемоне и Фесталии, способствовало развитию ремесел и усилению влияния “простого народа” – демоса.

В конце седьмого – начале шестого века до н.э. в Древней Греции произошел серьезный политико-экономический кризис, вызванный нарастающими противоречиями между рядовыми членами общины, с одной стороны, и аристократией, с другой стороны. Предотвратить гражданскую войну могли серьезные преобразования. Так, реформаторская деятельность афинского политика Солона (594 г.) имела целью ценой частичных уступок общине спасти формирующуюся аристократию.

В частности, было запрещено долговое рабство, облегчено бремя должников, запрещено владение землей свыше нормы (без предела), введено свободное распоряжение имуществом (по завещанию), единообразие денежной и весовой системы, поощрение торговли и ремесел. Таким образом, подрывался родовой строй и натурально-хозяйственная концепция.
Но несмотря на все отличия города-республики не были лишены зачатков самоуничтожения. Рабы, наемники, вторжения варваров, монархических государств рано или поздно уничтожает республику.
Победительницей оказалась олигархическая Спарта – государство организованных воинов. Спартиаты практически не имели частной (семейной) собственности, а рабы (илиоты) были как бы особой формой собственности всего государства. Для того чтобы держать илиотов, десятикратно превосходящих спартиатов по численности в страхе и повиновении, спартиаты применяли политику перманентного террора. Деньги в Спарте изготавливались из железа и не имели хождения за ее пределами. Ремесла были развиты крайне слабо. В целом Спарта представляла собой раннее тоталитарное государство.

Победа Спарты означала победу олигархии над демократией, деревни над городом, натурального хозяйства над товарным, системы “власть – собственность” над рынком. Это во многом предопределило легкую победу над Грецией Македонии, а затем и Рима, где в тот период свободное население преобладало.

Глава 3. Кризис и гибель городской цивилизации
Последнее сообщение от SarmaT в :

Несмотря на то, что сами древние греки (аристократы-воины) презрительно относились к торговле, считая ее варварским занятием, именно в античные времена она достигла такого расцвета, который будет превзойден лишь в ХХ веке. В этот период в Средиземноморье фактически функционировала единая (конвертируемая) система мер и весов, единая денежная система (золото-серебряные монеты и слитки). Осуществлялся практически свободный перелив труда (квалифицированного и неквалифицированного), а также и капитала между отдельными регионами. Применялись сложные системы расчетов: взаимозачет платежей, простой и переводной вексель, аренда, концессия, факторинг. Система регулярного морского сообщения и сеть дорог (в том числе мощеных) способствовало развитию почтового сообщения, обмену знаниями, идеями, изобретениями. Средиземноморье поддерживало активные торговые отношения с Северной Европой, Центральной Африкой, Азией, а через нее с Индией и Китаем.

Земледельцы уходили в города, с каждым поколением рожали все меньше детей, все меньше были привязаны к своему роду, все меньше придерживались семейных ценностей. Перенаселение городов приводило к расцвету проституции, бандитизма, возможно, для борьбы с этими явлениями создавались масштабные и бессмысленные стройки, такие как пирамиды, огромные храмы. Начиная с эпохи Нового царства, египтяне воздвигали огромные каменные сооружения – пирамиды и храмы. Эти здания были сооружены без помощи подъемных кранов и какой-либо иной сложной техники. Первый император династии Цинь – Цинь Ши хуанди – не только объединил земли, усовершенствовал законодательство, административную систему, но и ввел единую денежную систему. Монеты имели отверстие посередине, чтобы их можно было нанизывать на шнурок. Он же начал строительство Великой стены, которая должна была защитить принадлежащие ему земли от набегов кочевников-гуннов. В результате этого была построена колоссальная стена длиной около 3000 км и шириной более 10 метров, известная под названием Великой Китайской стены. Все работы выполнялись вручную многими тысячами рабочих.

Но с другой стороны с каждым поколением люди поднимались все выше по социальной лестнице, все качественней они получали образование, но в конечном итоге жертвовали деторождением. На их смену приходили горожане в первом поколении.

Развитие технологий, вывоз ресурсов из варварских княжеств сателлитов неизменно повышали блага, которые мог дать город. Эмиграция крестьян в города стала фатальной. Молодые люди не хотели заниматься тяжелым физическим трудом и уходили в города на заработки. Земля теряла хозяина в лице общин и в итоге концентрировалась в руках крупных землевладельцев. Конечно, они могли поднять плату за сельхоз. работы и нанять местных жителей, но… Рабы-варвары были гораздо дешевле, да и особых навыков от них не требовалось. В дополнение к ресурсам из варварских стран потянулись караваны рабов. Слово “раб” на шумерском писалось при помощи сложного знака, который должен был обозначать понятие “человек из горной страны”. И не было никаких жестоких завоевательных походов, причина которых заключалась бы в жажде захватить побольше рабов. Зачем рисковать своей благородной жизнью, воюя с грязными варварами, если можно за бусы купить у вождя всех его родственников?

По мере развития рабства становилось возможным постепенно увеличивать количество рабов в хозяйстве. Таким образом, не ощущалось необходимости заботиться о развитии техники сельскохозяйственных орудий. К тому же рабы в силу своего положения не были заинтересованы в бережном обращении со сложными орудиями труда.
Несмотря на высокую рождаемость, рано или поздно варварским государствам перестало хватать рабов на продажу в города, это подтолкнуло их вести захватнические войны в ещё более далеких землях.

В свою очередь купцы, варвары по происхождению, начинали доминировать на рынках цивилизованной империи. Образованные граждане чурались рискованными путешествиями и предпочитали рациональную жизнь в своём уютном городе. Торговлей занимались мигранты, а местные наживались на ней. На военную службу цивилизованные граждане также стали идти неохотно. Все чаще гарнизоны пограничных крепостей составляли наемники из варваров. Этот момент является началом заката городской цивилизации. Рабы-варвары постепенно заселяют сельскую местность и перетекают в города, цивилизованное население городов, несмотря на все свои успехи в науке, культуре и технологиях вымирает и замещается наиболее активными варварами, которые в свою очередь через поколения также превращаются в городских обывателей и снижают рождаемость. Как только титульная нация теряет большинство, прогресс замедляется, уровень образования падает, варвары не успевают ассимилироваться и образуют анклавы. Теперь уже армия полностью комплектуется из наемников. Рядовой и командный состав сплошь выходцы из варваров.
Падение боеспособности имперской армии провоцирует объединение варварских княжеств в племенные союзы с одной лишь только целью – грабительские набеги на городскую цивилизацию. С каждым поколением интенсивность набегов возрастает. И вот тогда возможны те самые знаменитые завоевательные походы цивилизаций против варварских союзов, эти походы – превентивная мера, подобные войны длятся бесконечно долго, издержки ложатся на городских олигархов. Цивилизация отказывается от войн, варваров ублажают данью либо натравливают друг на друга.

Варварские племена позволяют себе переселяться на пустеющую территорию внутри империи. Рано или поздно происходит смена правящей династии титульной нации на более боеспособную и сплоченную варварскую элиту, но новая элита также довольно быстро перенимает городские порядки и вымирает или смещается другой более варварской. Череда разорительных войн подрывает покупательную способность города. Кризис перекидывается и на варварские княжества сателиты, ремесленников становится все меньше. Города пустеют. Образования обширные, но хрупкие варварские империи, но после гибели последнего города локомотива, все варварские империи погружаются во тьму.

Выдвигалось множество гипотез для объяснения того, почему перестала существовать Индская цивилизация. Можно утверждать с достаточной уверенностью, что она не погибла в результате внезапной катастрофы.

Обширный материал, накопленный к настоящему времени археологами, показывает, как постепенно, в течение столетий, приходили в упадок некогда цветущие города Упадок городов сопровождался проникновением в долину Инда более отсталых племен с северо-запада.

В настоящее время существует множество версий, объясняющих причину крушения античного мира, - величайшей трагедии мировой истории, опровергающей некогда модный тезис о поступательности экономического развития, обеспечивающей перманентный социально-политический прогресс. Все объяснения можно свести к пяти взаимодополняемым версиям.

1) Военно-историческая. Западная Римская Империя не смогла противостоять нашествиям
варваров, которые, захватив города, уничтожили великую античную культуру, установили свои, привнесенные из Азии порядки и не смогли грамотно воспользоваться техническим наследием римлян. Действительно, распад империи был ускорен военными поражениями, но только ускорен. Начался он гораздо раньше. К тому же непонятно, почему во II веке до н.э. Марий мог собрать в пятимиллионной Италии шестидесятитысячную боеспособную армию для противостояния двухсоттысячному войску германцев. А в V веке н.э. в двадцатипятимиллионной империи не удалось собрать необходимое войско для обороны полумиллионной армии варваров.

2) Морально-религиозная. Экономический упадок в империи сопровождался падением нравственности и забвением гражданских доблестей: честности, скромности, ответственности, гордости, храбрости и т.д. Повсеместно, во всех слоях общества распространились пороки: праздность, лень, зависть, разврат, трусость, предательство. В годину суровых испытаний никто не желал рисковать жизнью или жертвовать имуществом ради защиты отечества. Странно только, что резкое падение нравственности совпало с широким распространением христианства, которое за сто лет до крушения империи на Западе стало господствующей, официальной религией.

3) Этно-генетическая. Версия, предложенная Львом Гумилевым, теория которого гласит, что каждый этнос в своем развитии проходит ряд стадий, аналогичных жизненному циклу человека. От формирования до распада этноса проходит порядка 1200 – 1500 лет. От основания Рима до его падения прошло как раз 1229 лет. На стадиях формирования и подъема в этногенезе в обществе относительно велика доля так называемых пассионариев – активных, волевых, сильных личностей, способных повести за собой соотечественников и добиться своих “высоких” целей, преодолевая сопротивление внешней среды и побеждая многократно превосходящего по численности соперника. На стадии перегрева пассионарии сталкиваются между собой и начинаются кровопролитные гражданские войны, в которых большинство из них погибает. На стадиях спада и гомеостаза возрастает доля субпассионариев – активных индивидуалистов, добивающихся своих “низких” целей за счет своих же, пассивных соотечественников, смирившихся с суровой судьбой и готовых безропотно подчиниться любому пришлому пассионарному войску. Субпассионарии на некоторое время могут захватить власть в обществе, и тогда будет создана так называемая антисистема – весьма неустойчивое социальное формирование, агрессия которого направлена прежде всего против собственных членов, которые с необыкновенной легкостью приносятся в жертву эфемерным целям.

4) Политэкономическая. Версия, предложенная Карлом Марксом, состоит в том, что движущей силой исторического развития является противоречие между экономическим “базисом” – технико-экономическими производительными силами и социально-политической “надстройкой” – производственными отношениями.

Каждому базису какое-то время соответствует адекватная надстройка. В частности, в античном мире рабовладельческому способу производства (терминология Маркса) соответствовали институты патриархального брака, гражданского права, полисной и имперской политических систем.

Но базис постоянно (линейно) развивается. Консервативные же социальные институты в какой-то момент перестают соответствовать изменившимся технико-экономическим условиям. Назревает кризис, который рано или поздно разрешается социальной революцией (феодальной, буржуазной, социалистической), и адекватность базиса и надстройки восстанавливается. В частности, экономическая неэффективность рабовладельческого хозяйства стала очевидной уже на рубеже тысячелетий. И к середине первого тысячелетия оно повсеместно сменилось колонатом. После чего были разрушены и сменены новыми социальные институты Античности.

5) Социально-демографическая. Версия выдвигает на первый план социально-семейные отношения, поскольку справедливо считает семью базовой ячейкой любого общества. К концу первого тысячелетия до нашей эры патриархальная семья и базирующиеся на ней социально-политические отношения вступили в полосу глубокого морально-экономического кризиса. Снизилась брачность, участились разводы, упала рождаемость, стала снижаться численность населения. Мероприятия по укреплению экономических и морально-нравственных основ патриархальной семьи, предпринятые первыми императорами, смягчили кризис, но не дали долгосрочных положительных результатов. Население империи, достигнув максимума около 250 г. н.э., начало стремительно сокращаться. Распространение христианства в его ранней версии существенно способствовало ослаблению патриархальной семьи, крах которой привел и к гибели общественно-политической системы, на ней базирующейся.